Техасская резня бензопилой/Бифштекс с кровью по-техасски
08:56
Техасская резня бензопилой/Бифштекс с кровью по-техасски
Категория: Ужасно интересно Автор: Grician 22.09.2010 Просмотры: 12630
Техасская резня бензопилой | Бифштекс с кровью по-техасски

Попробуйте вспомнить самых ужасных маньяков, которых Вы когда-либо видели в кино. Наверняка, из пяти-шести имён, пришедших на ум, лидирующие позиции займут Норманн Бейтс («Психо»), Буффало Билл («Молчание ягнят») и Кожаное Лицо («Техасская резня бензопилой»). Что, никогда не слышали о последнем? Наверное, Вы ещё молоды и не видели эпохальной картины Тоба Хупера 1974 года – тогда Вам предстоит познакомиться с этим отродьем на совсем свежем римейке, вышедшем в отечественный прокат 5 февраля.

А известно ли Вам, что у этих мясников был реальный прототип, живший в одном веке с нами? Звали его Эд Гейн.

Реальные события

Эд Гейн провёл всю свою жизнь на ферме, расположенной в нескольких милях от Плэнфилда, штат Висконсин. Его отец, Джордж, был в меру удачливым земледельцем, любившим копаться в земле и с пристрастием к алкоголю. Впрочем, сколь тяжела и быстра не была его рука после очередной порции виски, она не шла ни в какое сравнение с его женой, Аугустой.

Аугуста выросла в невероятно набожной, даже одержимой религией, семье, являвшейся ярым противником всего, что так или иначе связано с сексом. Воспитанная в том же духе, Аугуста во всём видела лишь грязь, грех и похоть – даже удивительно, как она умудрилась забеременеть двумя своими сыновьями – Эдвардом и Генри. Вскоре после рождения Эдди, она убедила своего мужа переехать из «нечестивого» ЛаКросса в более «целомудренный» Плэнфилд. Однако вскоре выяснилось, что этот маленький богобоязненный городок был ничем не лучше покинутого. Аугуста называла его «адской дырой» и держала своих сыновей на ферме – подальше от греховного города и, в особенности, продажных женщин и греха любви.

Ферма Гейнов

В 1940 году Джордж Гейн умирает от сердечного приступа. Наверное, ему было легко уйти из нашего мира – годы, проведённые с Аугустой, заметно расшатали его здоровье. Братья остались на попечении матери, и вскоре Эд ещё сильнее попал под её ужасное влияние. Генри же, напротив, пытался отдалиться от семьи и жить нормальной жизнью. Впрочем, за своё непослушание он заплатил страшную цену – в 1944 году он был обнаружен мёртвым во владениях Гейнов. Официальная версия гласила, что у Генри был сердечный приступ. Однако она никак не объясняла странных ран на голове юноши.

Эд остался с матерью один на один. Годом позже её хватил удар, и Аугуста оказалась прикованной к постели. Эд ухаживал за ней круглыми сутками, но матери этого внимания было недостаточно. Она постоянно кричала на сына, называя его слабаком и неудачником. И всё же, он не смог бы выжить без неё, чем Аугуста всё время злоупотребляла. Время от времени она позволяла ему лежать в постели вместе с собой в течение ночи. Эд же без конца молил мать не умирать и не оставлять его одного в этом мире.

Аугуста преставилась в декабре 1945 года после второго, ещё более сильного удара. 39-летний Эд остался один, и именно тогда и началось его медленное падение в чёрную бездну безумия. Поначалу, никто не замечал происходящего, даже в таком крошечном городке, как Плэнфилд. Эд был очень замкнутым и редко покидал пределы фермы. Ведя затворнический образ жизни, он приезжал в город лишь тогда, когда ему требовались услуги механика или хотелось пропустить пинту пива в закусочной Мэри Хоган. Никто, казалось, не замечал, что он стал более странным, чем прежде, до смерти матери – для горожан он всегда был странным маленьким человечком, нуждавшимся в ванной.

Оглядываясь назад, можно заметить, что свои странности он дал обнаружить по собственной неосторожности. Позже горожане вспоминали, как Гейн любил обсуждать истории о нацистских злодеяниях, туземцах-людоедах и операциях по смене пола, которые вычитывал в мужских журналах. Его шутки всегда считались довольно грубыми и даже жестокими. Когда Мэри Хоган, полная владелица закусочной внезапно исчезла, Гейн неоднократно шутил, что она остановилась погостить в его доме. Мэри пропала из мотеля, оставив после себя лишь лужи крови, поэтому шутки Эда о бедной женщине, всем казались безвкусными. Даже истории о странностях, творившихся на его ферме, никого не беспокоили. Местные дети, заглянувшие в окна дома Гейна, рассказывали об увиденных человеческих головах, развешанных по стенам. Эдвард лишь смеялся и говорил, что его брат служил во время войны где-то в Южных морях и прислал ему эти головы в подарок.

Старина Эд Гейн не обидит и мухи – думали горожане. Это же просто странный человечек, даже не выносящий вида крови. Он даже никогда не участвовал в традиционной охоте на оленей – так считал каждый в Плэнфилде до тех пор, пока не исчезла Бернис Уорден.

Она пропала 16 ноября 1957 года. После полудня Френк Уорден вернулся с охоты и остановился у магазина техники, которым заведовала его мать, 58-летняя вдова Бернис. Странно, что его матери не было на месте. Она оставила рабочее место, оставив незапертыми входную и заднюю двери. Френк обнаружил и кое-что ещё, что-то, что его ужасно напугало – кровавый след, тянущийся от витрины до чёрного хода. Быстро осмотрев помещение, Френк нашёл смятую квитанцию на полгаллона антифриза, валявшуюся на заднем дворе. Квитанция была на имя Эдварда Гейна.

Магазин Уорденов

Френк вызвал полицию и отправился вместе с шерифом на ферму Гейна, чтобы задать тому несколько вопросов, касавшихся местонахождения мисс Уорден. По прибытии на место, их ждала страшная находка на летней террасе позади дома. Обнажённое тело Бернис висело вниз головой на огромном шкиве, распотрошённое тем способом, которым разделывают оленя.

Шокированные полицейские вызвали подкрепление. Полчаса спустя уже дюжина полисменов прочёсывало жилище Гейна, прославившееся позже, как «Дом ужасов». То, что им удалось обнаружить той ночью, не имело аналогов в истории американской криминологии.

слева: страшный беспорядок на кухне Гейна, справа: полицейский на кухне

Суповые кастрюли были выполнены из человеческих черепов. Стулья были обиты человеческой кожей. Абажуры ламп были сделаны из плоти и источали жуткий гнилой запах. Одна из коробок, стоявших в углу, была доверху заполнена отрезанными носами. Пояс был оформлен женскими сосками. Покрывало украшали женские губы. В коробке из обуви под кроватью хранилось несколько засушенных женских гениталий. Лица девяти женщин, бережно обработанные и сделанные в виде чучел, висели на одной из стен… там же находились кожаный браслет, барабан, выполненный из плоти, и многое другое. Рубашка с грудями была сшита из кожи загорелой женщины средних лет. Позже Гейн признавался, что часто надевал эту рубашку по ночам, представляя себя собственной матерью.

Но и это было не всё. Холодильник был до верху забит человеческими органами, а в одной из кастрюль было найдено сердце. По оценке шерифа, останки принадлежали примерно пятнадцати женщинам, а возможно и большему их количеству. Около 4:30 утра, после нескольких часов обыска, полицейские обнаружили окровавленный мешок. Внутри находилась недавно отрезанная голова. В уши были воткнуты большие гвозди, соединённые между собой бечёвкой. Голова принадлежала Бернис Уорден. Гейн планировал украсить ею одну стен своего жуткого логова.

Комната Аугусты Гейн. Её Эд оградил от бедлама, царящего во всём доме

В течение многочасового допроса, Гейн сознался в убийстве двух женщин – Бернис Уорден и Мэри Хоган. (Впрочем, в убийстве Хоган Гейн сознался лишь несколько месяцев спустя). Остальные кошмарные улики, обнаруженные на ферме, он, якобы, собирал на местном кладбище в течение 12 лет после смерти матери. Грабя могилы по ночам, он собирал свою страшную коллекцию с помощью слабоумного фермера Гаса, чьей задачей было откапывание тел. Однажды Гас, на свою беду, зашёл домой к Гейну. Тот как раз нуждался в свежих трофеях и решился на первое убийство.

Похороны Бернис Уорден

Эд Гейн в суде

Спустя несколько месяцев после ареста Гейна, местные мальчишки осмелели настолько, что уже швырялись камнями в окна «Дома ужасов». Горожане считали ферму символом зла и разврата и избегали его любой ценой. В конечном счёте, власти приняли решение продать имение с аукциона. Люди протестовали, но ничего не могли с этим поделать – во всяком случае, так поначалу казалось. Ночью 20 марта 1958 года дом Гейна загадочным образом сгорел дотла. Поговаривали, что это был поджог, но виновные так и не были найдены. Когда Гейн, заключённый в тюрьму при Центральной Государственной больнице, узнал о происшествии, он произнёс всего три слова: «Так и надо».

Кое-кто считал, что в огне погибли ещё большие ужасы.

По мнению жителей Плэнфилда, пожар уберёг их городок от участи стать памятником безумию Эда Гейна. Однако он не остановил поток любопытствующих, желающих поучаствовать в распродаже уцелевшего имущества. Было продано огромное количество проржавевших машин, а сам участок Гейнов приобрёл торговец недвижимостью Эдмин Ши. В течение месяца он уничтожил пепелище и близлежащий подлесок из 60 000 деревьев.

Единственный необычный инцидент аукциона был связан с продажей автомобиля Эда Гейна, на котором он ездил в день убийства Бернис Уорден. За этот лот сражались 14 человек, и, в конце концов, Форд ушёл за неслыханную по тем временам сумму в 760 долларов. Покупатель предпочёл остаться в неизвестности, некоторые идентифицировали его как «братья Куч», некоторые, как «братья Кук», а некоторые – как «братья Кок» из Ротшильда, штат Висконсин. Похоже, покупатель был устроителем ярмарки в Сеймуре, что впоследствии доказало появление Форда в качестве аттракциона под названием «Автомобиль упыря Эда Гейна».

Огромный плакат, красовавшийся рядом с седаном, гласил:

Посмотрите на автомобиль, перевозивший мёртвых из могил!
Автомобиль преступника Эда Гейна!
Награда – 1000 долларов тому, кто докажет обратное!

Более 2000 человек заплатили 25 центов за то, чтобы увидеть машину в первые два дня показа.

Спекуляция на дурной славе Плэнфилда было встречено горожанами с неодобрением. Впрочем, устроителей ярмарки это не слишком волновало, и они продолжали аттракцион. Вскоре демонстрация автомобиля стала притягивать неприятности. На Вашингтонской Ярмарке в Слингере, штат Висконсин, машина демонстрировалась в течение четырёх часов, после чего на место прибыл шериф и закрыл аттракцион. После этого, власти Висконсина запретили показ автомобиля, и оскорблённые дельцы отправились на юг Иллинойса, в надежде на понимание. Дальнейшая судьба автомобиля неизвестна.

Однако слухи о Гейне не закончились с его арестом. В 2002 году человек по имени Джон Фишер обнародовал воспоминания о своих встречах с маньяком. В период с 1959 по 1960 годы он работал в Висконсинской Государственной Лаборатории Криминологии под руководством Чарльза Уилсона. Первый раз Джон увидел Гейна, придя в лабораторию и повстречавшись с несколькими помощниками шерифа, стоявших вокруг невысокого человека, которого Джон не знал. Фишер спросил директора лаборатории об этом человеке и получил ответ, что это и был Эд Гейн. Он был доставлен в лабораторию и подключен к полиграфическому механизму, с помощью которого полицейские пытались заставить признаться Гейна в убийстве Мэри Хоган. Наследники женщины хотели уладить дела с её состоянием, но не могли этого сделать до тех пор, пока она числилась в пропавших без вести.

Руководитель Лаборатории Чарльз Уилсон и окружной прокурор Ирл Килин

Фишер признался директору, что когда вошёл в лабораторию, Гейн поднял взгляд на него и подмигнул. Директор знал, что Фишер собирается перебраться в Вашингтон для работы в полиции, и пошутил: «Думаю, Гейн любит Вас. Как Вы думаете, Вашингтон достаточно далеко?»

В воспоминаниях, Джон говорил, что улики, собранные в «Доме смерти», хранились в Лаборатории в специальном помещении. Поскольку, все они состояли из различных частей тел, то в комнате постоянно поддерживалась низкая температура, и горел красный свет.

В июне 1960 года, руководство Лаборатории хотело сжечь улики за ненадобностью, но не смогло это сделать. Постановлением суда было признано, что, поскольку, жертвы являлись католиками, то их останки должны быть преданы земле. Захоронение поставило последнюю точку в заключительной главе этой страшной истории.

Эд Гейн (справа) в 61 год
В 1984 году Эд Гейн умер, став легендой даже не смотря на то, что большую часть жизни провёл за решёткой. Он умер 26 июля 1984 года и был похоронен на городском кладбище Плэнфилда.

Киноинкарнации Эда Гейна

Разумеется, столь душераздирающая история не могла не привлечь внимания Голливуда. Первым на ужасные события в Плэнфилде откликнулся великий Альфред Хичкок, снявший свой главный фильм – «Психо», основанный на одноимённом романе Роберта Блоха, уроженца Висконсина.

Опустив самые кровавые детали истории, автор сосредоточился на исследовании одержимости героя собственной матерью.

Следующим экранным воплощение Плэнфилдского кошмара, стала классическая лента Тоба Хупера «Техасская резня бензопилой», вышедшая на экраны в 1974 году. Леденящий душу кошмар стал не только одним из самых успешных и культовых фильмов ужасов, но и прародителем целого поджанра хоррора – так называемых слэшеров, то есть фильмов о бездушных маньяках, неустанно преследующих свои жертвы.

Картина заложила основные каноны развития жанра, подарив кинематографу сцены, растащенные на многочисленные цитаты. Итак, отныне правила слэшера, звучали так:

- в картине обязательно должен быть маньяк
- маньяк должен иметь какой-нибудь обязательный запоминающийся атрибут
- именно маньяк, а не его жертвы, должен быть главным героем картины
- лучше всего, если маньяк будет бессловесным
- в живых обязательно должна оставаться девушка
- убийства должны быть как можно более разнообразными
- чем больше в фильме крови и жестокости, тем лучше
- диалоги необходимо свести к минимуму
- если сценарий не клеится, то лучше строить его на сценах преследования маньяком жертв

Ничего не узнаете? Ну конечно! По этим лекалам был скроен не один «ужастик», даже знаменитые «Хэллоуин» и «Пятница, 13е» - самые, пожалуй, яркие представители жанра – вдохновлялись именно «Техасской резнёй».

Воспоминания мяса

Идея оригинальной картины пришла в голову Тобу Хуперу в начале 70-х годов. Набросав сценарий и найдя деньги на съёмки, молодой режиссёр быстро завербовал несколько желающих участвовать в фильме и приступил к съёмкам в июле 1973 года. Однако спешный темп работы и неопытность режиссёра привели к полнейшему беспорядку на съёмочной площадке, и проект пришлось остановить. Было принято решение распустить полупрофессиональную команду, пригласить настоящих мастеров и начать работу заново.

Съёмки возобновились через неделю. Дом, выбранный под ферму, оказался занят коммуной хиппи. Впрочем, дети цветов оказались очень дружелюбными и без скандалов позволили кинематографистам снимать в их обители. Единственное, что их беспокоило – это ущерб, который мог бы быть нанесён дому. Хотя хиппи были лишь квартирантами, они очень привязались к ферме и близко к сердцу принимали все разрушения.

Съёмки велись лишь в одной половине строения, в другой по-прежнему жила молодёжь. Чтобы не испортить убранство дома, хорошие обои были задрапированы изодранными клоками бумаги, которые хотя и спасали стены от порчи, но и не прибавляли им праздничный вид.

По сценарию, всё убранство дома, а также мебель и предметы обихода, были сделаны вручную безумным семейством. В дополнение к заранее изготовленной мебели из человеческих костей, на месте были возведены обеденный стол из изношенных досок, позаимствованных из трамплина для прыжков, и стойка с крюками, сделанная из железнодорожных свай.

Разрушенный каменный дом, появляющийся в фильме, был вписан в сценарий позже и только из-за того, что руины находились через дорогу и выглядели очень живописно. Бензоколонка и барбекю снимались на реально действующей заправке милях в сорока от фермы. Правда, барбекю там не было и киношникам пришлось возводить стенд самостоятельно, а огонь и дым создавать с помощью специальных эффектов.

Бакалея "Prairie Hills” тоже снималась в реально действующей бакалее. Правда, не так давно старое здание сгорело, а на его месте было построено новое, в котором теперь действует ресторан.

Исходя из тематики фильма, кадры должны были быть нашпигованы человеческими костями и останками. Но мизерный бюджет картины позволил приобрести лишь один настоящий человеческий скелет, использовавшийся в медицинских колледжах. Остальные «аксессуары» пришлось добывать в самых невероятных местах – местная компания, занимавшаяся изготовлением протезов рук, ног, ушей и прочего, продала за бесценок огромное количество дефектного товара, один из друзей мастера по спецэффектам прислал ему целый мешок вырванных зубов из стоматологической клиники, ребята выискивали на окрестных пастбищах кости животных…

Для «художественного оформления» дома использовался всевозможный мусор, найденный на улице – провода, веревки, обломки. Однажды кто-то из съёмочной группы нашёл на дороге трупик сбитого армадилла. Тут же купив книгу по токсидермизму, он изготовил чучело животного и с гордостью показал друзьям. Восприняв это, как позыв к действию, киношников тут же завалили трупами погибших животных.

Когда картина вышла-таки в прокат, зрители, покидавшие кинотеатры, считали, что видели один из самых кровавых фильмов в мире. Штука заключалась в том, что на самом деле, на экране было показано очень мало насилия.

Собравшись на художественный совет, создатели «Резни» решили показывать как можно меньше крови. Руководствуясь опытом Альфреда Хичкока, они решили сделать ставку на воображение зрителя, нежели на потоки крови. Хотя, шокирующие сцены в фильме всё же имелись. Например, эпизод, в котором Кожаное Лицо ранит бензопилой собственную ногу. Для осуществления задуманного, ногу Гуннера Хансена, игравшего маньяка, обернули металлической пластиной, на которую прицепили кусок сырого мяса. Камера была установлена под таким углом, чтобы брызги крови бифштекса летели прямо в объектив.

Любопытно, что маски, изношенные Кожаным Лицом, изображали действительно существующих людей. Например, абажур настольной лампы в столовой был «подозрительно похож» на лицо исполнительного продюсера картины…

Один из первых показов фильма, состоявшийся задолго до премьеры, прошёл в галерее искусств Техасского Университета. Картина ещё не имела названия и один из присутствовавших на просмотре людей, предложил назвать ленту «Воспоминаниями мяса» (Memories of Meat) – по созвучию с фразой «Мои воспоминания» (Memories of Me).

После долгих поисков дистрибьютора, создатели фильма вышли на компанию Bryanston Pictures, согласившуюся работать со столь новым и спорным материалом. Увы, неопытность команды не позволила им правильно составить контракты, и с многомиллионных сборов картины они получили лишь жалкие гроши.

Звёзды «Техасской резни бензопилой сегодня»: Эдвард Нил (попутчик), Гуннар Хансен (Кожаное Лицо), Джим Сайдоу (старик) и Мэрилин Бёрнс (Салли)

Пила – это семья

К счастью, это не отвадило их от своего детища, и спустя 12 лет мир увидел долгожданный сиквел легенды, поставленный всё тем же Тобом Хупером. Производством занималась, находившаяся на вершине своего финансового благополучия, компания Cannon Films, принадлежавшая небезызвестным Менахему Голану и Йораму Глобусу. Бюджет почти в 5 миллионов долларов позволил пригласить на роль отца семейства Денисса Хоппера, ещё считавшегося пусть небольшой, но всё-таки звездой. Интрига строилась вокруг звонка на местную радиостанцию, услышанного симпатичной ведущей. Сбивчивый голос нёс что-то бессвязное, но душераздирающий крик, прерванный рёвом бензопилы, заставил девушку отправиться на место происшествия.

Увы, вторичность постановки не позволила даже отдалённо дотянуться до кассового успеха оригинала. Фильм собрал лишь 8 миллионов, в то время как первая лента окупилась 220 раз (31 миллион сборов против 140 тысяч бюджета). Тем не менее, прибыль есть прибыль – 1990 год приносит с собой простенькую историю о брате и сестре, подвергающихся нападению безумца с винтовкой, и решающих спрятаться на ферме, стоящей на отдалённом поле. «Кожаное Лицо – Техасская резня бензопилой III» прошла примерно так же, как и вторая серия – 5,7 миллионов сборов при 3,2 миллионном бюджете.

Четвёртое пришествие семейки каннибалов так и сгинуло бы в пучине безвестья, если бы не несколько интересных фамилий, причастных к проекту. Выпустив ленту на экраны в 1994 году, авторы сами до конца не были уверены в том, что же они сделали – то ли это был сиквел, то ли – римейк, а может, и то, и другое… «Техасскую резню бензопилой. Новое поколение» отличал на редкость идиотский сюжет: тёмной-тёмной ночью в тёмном-тёмном лесу (!) заблудились студенты. Решив переночевать в одинокой хижине, они и понятия не имели, что попали в лапы к Кожаному Лицу. Картина с треском провалилась в прокате, собрав сумму, равную бюджету первой части. Так что же интересного в «Новом поколении»? – спросите вы.

Да то, что поставил её Ким Хенкель – продюсер двух первых серий, а главные роли исполнили популярные нынче Мэттью МакКонахи, игравший безумного Вилмера – представителя той самой семьи, и Рене Зелльвегер, номинирующаяся нынче на «Оскар» за роль второго плана в «Холодной горе»! Причём, это уже третья номинация в активе актрисы («Дневник Бриджет Джонс» и «Чикаго»).

Но не будем сразу переходить к римейку. Говоря о сериале, нельзя не упомянуть ещё одну ленту, снятую по мотивам ужасным событий в Плэнфилде. В 2000 году Чак Парелло снял картину «Эд Гейн», известную также под названием «В свете луны». Фильм рассказывал всё то, о чём мы писали в первой главе этой статьи, и был, по сути, первой картиной, посвящённой самому Гейну, а не его преступлениям. Здесь мы видим и деспотичную Аугусту, и медленное безумие Эда, и прослеживаем весь кровавый путь Плэнфилдского маньяка.

Картина демонстрировалась на нескольких специализированных фестивалях, и получила премии по номинациям «Лучший актёр» (Стив Рэйлсбек – Эд Гейн) и «Лучший фильм» на Международном Кинофестивале в Каталонии.

Бифштекс с кровью

Первоначально идеей римейка «Резни» заинтересовался Майкл Бэй, известный своими многомиллионными постановками «Армагеддона», «Перл Харбора» и «Скалы». Получив в руки отличный сценарий, Бэй решил попробовать себя в малобюджетной постановке, однако вскоре, трезво оценив свои силы, отказался от этой идеи. Ограничившись должностью продюсера ленты, Бэй всё же не мог отказать себе в удовольствии снять небольшой ролик картины для зарубежных прокатчиков.

На пост же режиссёра был выбран клипмейкер Маркус Ниспел, для которого фильм стал кинематографическим дебютом. Отдавая дань оригиналу, на роль рассказчика был приглашён Джон Ларкуэтт, начитывающий текст в прологе картины. На ранних этапах производства, рассматривалась возможность привлечения в проект Рене Зелльвегер и Мэттью МакКонахи, возможно лишь на гостевые роли. Как не трудно догадаться, звёзды отказались от столь сомнительной чести, и основной костяк картины составили молодые актёры. Главную роль доверили исполнять Джессике Бил, блеснувшей в «Правилах обольщения» (The Rules of Attraction. в отечественном прокате "Правила секса" (прим. редактора).

Для привлечения внимания поклонников жанра, в сеть просочилась сфабрикованная утка о том, что роль Кожаного Лица исполнит один очень известный актёр. Предположений было немного – Кейн Ходдер, выбывший из проекта «Фредди против Джейсона» казался идеальной кандидатурой. Ситуация была весьма забавной: в годы забвения, оба героя скрестили мечи в серии комиксов «Кожаное Лицо против Джейсона», выходивших на протяжении года. Теперь же лучшему из Джейсонов предстояло облачиться в костюм своего противника и сразиться за кассовые сборы с новым Ворхизом! Но как бы не радовались такому раскладу фанаты, роль Кожаного Лица получил культурист Эндрю Бринярски, светившийся в эпизодических ролях таких картин, как «Гудзонский ястреб» (верзила по прозвищу Палец), «Бэтмен возвращается», «Уличный боец», «Перл Харбор», «Роллербол» и «Скуби Ду». Заявленной звездой оказался Р. Ли Ирми – отличный актёр второго плана, сравнимый разве что с Джей Ти Уолшем и Колмом Фиори.

Тоуб Хупер и Ким Хенкель задумались о создании римейка ещё до Майкла Бэя и даже начали писать сценарий. Но финансовые возможности последнего позволили ему первому запустить картину в производство, и приглашённый сценарист Скотт Корсар начал работу с нуля, базируясь лишь на первой ленте.

Прекрасный старт картины в американском прокате – 28 миллионов в премьерный уикенд при 9 миллионах бюджета, а также собранные на конец декабря 80 миллионов, не могли не заставить киноманов заговорить о продолжении. Предположения делились на три группы. Первая придерживалась мнения, что сиквел будет самостоятельным фильмом, не связанным с «Техасской резнёй бензопилой 2» 1986 года. Вторые, наоборот, ратовали за идейное развитие оригинального сиквела.

Самыми интересными предположениями делилась третья группа. Согласно её теории, следующей инсталляцией Кожаного Лица, должна была стать картина… «Фредди против Джейсона 2»! В качестве доказательств приводились следующие факты:

1. Наличие комиксов серии «Кожаное лицо против Джейсона» - следовательно, обоснованная идея внедрения Кожаного Лица в сериал.
2. Неоднократные заявления создателей «Фредди против Джейсона» о желании добавить в сиквел ещё одну икону хоррора.

3. Поскольку права на Майкла Майерса («Хэллоуин») принадлежат Dimension Films, которые разрабатывают собственный проект «Майкл против Пинхэда», а права на Эша («Зловещие мертвецы») принадлежат Renaissance Pictures, да и Сэм Рэйми неоднократно грозился вернуться к трилогии, то самым естественным противником остаётся Кожаное Лицо, благо, что и «Фредди против Джейсона», и «Техасская резня бензопилой» выпущены New Line Cinema.


Похожие материалы


Комментарии


Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0