В яме. (Ричард Лаймон)
17:52
В яме. (Ричард Лаймон)
Категория: Страшные истории Автор: Admin 12.03.2016 Просмотры: 1224
В 1926 году отец Уильяма Брука совершил путешествие в Египет с целью предложить свою квалифицированную помощь знаменитому Говарду Картеру, который как раз недавно обнаружил гробницу Тутанхамона. Уильям сопровождал отца в этой поездке.

С мистером Картером они встретились в Луксоре. Он сердечно поприветствовал отца Уильяма, так как несколькими годами раньше им уже довелось видеться — вместе с Теодором Дэвисом они работали на захоронении Ментухотепа Первого. Тем не менее, он не проявил особого энтузиазма в связи с прибытием самого Уильяма. Должно быть, он считал, что 18 лет — слишком юный возраст, и, не смотря на всю свою зрелость, молодой человек мог оказаться им помехой. Уильям с удовлетворением отметил, что мнение мистера Картера в данном вопросе изменилось в положительную сторону, стоило ему увидеть, как юноша помогает своему отцу в самых запутанных нюансах, связанных с работой. Его многочисленные, точные замечания достаточно скоро заслужили уважение археолога.

Помимо прочего, он заслужил также и уважение одного египетского юноши, Мэджеда. Они встретились декабрьской ночью. Страдая от гнетущего зноя, Уильям бродил за пределами лагерной стоянки в надежде где-нибудь набрести на случайный ветерок. Он тосковал по зиме, которую помнил по детским годам, проведённым в Висконсине: он съезжал на санях со склона, а холодный ветер бил ему в лицо. Падали снежные хлопья, ночь была освещена полной луной. От огорчения ему уже хотелось завыть, как вдруг его испугали отчаянные крики.

Никогда ранее не робевший перед лицом опасности, юноша и на этот раз ринулся вперёд и обнаружил около полудюжины молодых людей, избивавших молодого бесчувственного парня. Не раздумывая ни минуты, Уильям атаковал. В короткой драке, последовавшей за этим, он нанёс обидчикам несколько ударов и для надёжности пригрозил им вдогонку.

Жертва представился как Мэджед, используя вполне сносный английский (как позже узнал Уильям, его отец во время Мировой Войны служил в Британии). Он поблагодарил Уильяма и предложил ему свою дружбу.

В первую очередь он объяснил, что ребята напали на него с целью ограбления. Тем не менее, после того, как их дружба окрепла, в конце концов, он всё же признался Уильяму, как обстояли дела на самом деле. Выходило, что Мэджед вовсе не невинная жертва — он делал неприличные предложения сестре одного из ребят. Когда она ему отказала, молодой Мэджед выразил своё недовольство весьма оригинальным способом — опорожнив кишечник на порог их жилища. Братья девушки, взяв в помощники несколько друзей, отреагировали насилием.

Спустя недели Мэджед доказал, что он неоценимый товарищ. Маленький египтянин решал, что им с Уильямом делать по ночам. Они избили его врагов. Они пили ядрёный раки. Во время регулярных загулов, они проводили ночи в объятиях смуглых, страстных женщин, которые дарили Уильяму наслаждение, какого он не знал никогда.

Тёплой январской ночью, пожелав спокойной ночи отцу, Уильям встретился с Мэджедом в их обычном излюбленном месте. Оттуда они достаточно долго шли пешком, пока не достигли грязных деревенских хижин. Как заверил Мэджед, в одной из них они должны обнаружить двух сестёр — близняшек, чья красота и сексуальные таланты навсегда охладят его пыл ко всем остальным женщинам.

Пока Мэджед заходил в хижины, чтобы найти девушек, Уильям ждал его снаружи. Вскоре старания египтянина были вознаграждены. Две девушки за его спиной на самом деле были красивы, хотя им и было не больше 16-ти лет. На протяжении вечности Уильям взирал на них, освещенных лунным светом, объятый благоговейным страхом. Наконец он совладал с собой и поприветствовал их на арабском. Они развратно улыбнулись, но не сказали ни слова. Мэджед быстро проинформировал его, что они были глухонемыми. Поначалу Уильям был затруднён этим обнаружением. Тем не менее, он успокоил свою совесть, напомнив себе, что пять пиастров (что ровнялось примерно 25 центам), которые предполагалось заплатить девушкам, были справедливой платой для туземок. Например Феллахин, который работал на раскопках, зарабатывал только три пиастра за целый день тяжёлого труда.

Взяв одну из девушек за руку, Уильям последовал за Мэджедом в пустыню, находившуюся за пределами деревни. Там они расстелили одеяла на земле. Девушки сняли с себя одежду. Уильям был готов незамедлительно приступить к делу, но Мэджед сдержал его и указал, что пока ему лучше не вмешиваться

Девушки отступили от молодых людей. Они налили себе на руки оливковое масло и начали натирать друг друга, пока их кожа не приобрела блестящего сияния при лунном свете. Затем они стали танцевать.

Никогда ранее Уильям не видел такого танца. Он наблюдал за течением их тел, двигающихся под призрачную, восхитительную мелодию, полную эротизма. Но, тем не менее, никакой музыки не было. Единственным звуком был отдалённый лай бродячих собак.

Он видел, как обнажённые девушки ласкали друг друга, руки тёрли острые груди, скользили по животу и бёдрам, гладили тёмные треугольники между ног, в то время как они извивались и крутились — создавалось ощущение, что они пытались увернуться от извергающихся гигантских фаллосов.

Он видел, как они ещё больше сблизились друг с другом. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, они соприкоснулись пальцами. Затем они прижались друг к другу, как любовники, надолго разлучённые; любовники, изголодавшиеся по прикосновениям друг друга, изголодавшиеся по вкусу друг друга.

Как долго они продолжали, Уильям не знал.

Он хотел, чтобы они продолжали вечно; но в тоже время он хотел, чтобы они остановились немедленно, так что он просто должен был удовлетворить желание, распиравшее всё его существо.

В конце концов, они выскользнули из объятий друг друга. Они шагнули в сторону Уильяма и Мэджеда, их груди тяжело вздымались, волосы были всклокочены. Несомненно, что они достаточно утомились во время их странного танца, но их полузакрытые глаза содержали обещание безграничных наслаждений.

Уильям стоял неподвижно, в то время одна из близняшек медленно снимала с него одежду. Она пахла песком, оливковым маслом и Женщиной. Лунный свет озарил капельку то ли пота, то ли масла, повисшую на кончике соска и блестевшую. Уильям жаждал слизнуть его, и сразу же сделал это, как только оказался без одежды.

Последующие за этим минуты были наполнены осознанием того, что вся его предыдущая жизнь была всего лишь пустой тратой времени. Но шорохи и стоны, пусть и очень тихие, медленно, но верно долетали до деревни — и они достигли ушей Кемвеса, отца девушек. До его прибытия, Уильям успел совокупиться с обеими сёстрами. Он держал близняшку вверх ногами в своих объятиях, его голова вжалась между её гладкими бёдра, его язык быстро нырял внутрь её горячей пещеры, его фаллос пульсировал внутри её крепко сжатого сосущего рта — и в это время его опрокинул резкий удар сзади по ноге.

Когда он катился по песку, он мельком увидел Мэджеда — он сумел отбиться и сейчас убегал. Но тут его пнули — нога была в сандале. У него перехватило дыхание. Он услышал звуки борьбы позади и ухитрился осмотреться. Обнажённые девушки повисли на отце, схватив его за руки и за ноги — они пытались защитить Уильяма.

Но они были не ровня разъярённому чудовищу. Он отшвырнул их в сторону и, взревев, кинулся к Уильяму.

Он с размаху ударил ногой, но Уильям ухитрился перехватить её обеими руками… Крутанув, юноша опрокинул Кемвеса на песок. В этот момент ему следовало бы обратиться в бегство, думая прежде всего о самосохранении. Однако это противоречило природе молодого человека.

Никогда не бегущий от драки, он атаковал рычащего дикаря. Он упал на мужчину, ударив кулаком в лицо. Он услышал удовлетворительный, смачный хруст, когда костяшки пальцев разбили луковицеобразный нос. Едва кровь хлынула из ноздрей, как уже рука Кемвеса качнулась и с огромной силой врезалась в юношу.

Ошеломлённого Уильяма отбросило назад.

В полубессознательном состоянии, он только неопределенно понял, что гигант поднимает его. Кемвес высоко поднял его, а затем перевернул головой вниз и со всей силы опустил на песок. Удар сотряс каждую частичку тела.

Кемвес поднял его снова. Остатками сознания Уильям понимал, что скоро будет мёртв.

Однако, вместо того, чтобы бросить его снова вниз, человек куда-то его понёс. Куда его несли, Уильям не имел ни малейшего понятия. Но это его мало беспокоило. Он только робко надеялся на то, что если его будут нести достаточно далеко, то силы хотя бы частично вернутся — и он сможет спастись.

Наконец, Кемвес достиг своей цели. Он бросил Уильяма на землю.

Хотя у Уильяма не было сил даже на то, чтобы поднять голову, он мог видеть, что они находились около развалин храма Ментухотепа. Отдуваясь, Кемвес отодвинул большой камень. Молодой человек немедленно понял его намерения. Ужас обуял его, очистив сознание и придав новые силы. Подняв голову, он увидел маленький, черный провал в песке — в том месте, где убрали камень.

То, чего он и боялся. Отверстие.

Когда Кемвес подошёл к нему, он бросил горсть песка в усмехающееся лицо. Ослепленный и кашляющий, Кемвес пытался на ощупь найти его. Уильям откатился подальше. Он поднялся на четвереньки. Продолжая ползти, он пытался подняться на ноги, но тело всё ещё плохо слушалось команды, и уже скоро взбешённый мужчина схватил его за ногу.

Уильяма тянули назад — назад к ужасному отверстию. Он безуспешно цеплялся за песок и гравий. Ужасная перспектива перечеркнула всю его мужественность, и юноша зарыдал, вымаливая прощение. Он упрашивал Кемвеса. Он предлагал деньги. В конце концов, он даже угрожал мужчине ужасной местью.

Всё было бесполезно.

Уильяма приподняли за ноги. Прямо под своим лицом он увидел яму, которая чернела, как дорога, ведущая в ад. Руками он вцепился в края ямы, но и это не помогло.

Кемвес разжал руки.

Захлёбываясь криком, Уильям вниз головой полетел в черный провал.

2.

Уильям падал, и у него промелькнула абсолютно нелогичная мысль, что он может лететь так вечно. К счастью, у него не было достаточно времени, чтобы осознать ужас этой идеи. Ударившись о дно, он потерял сознание.

Когда разум вернулся к нему, боль во всём теле сразу напомнила ему обо всём ужасе сложившейся ситуации. Темнота была настолько абсолютной, что он моргнул несколько раз — только для того, чтобы убедиться, что его глаза действительно открыты. Спиной он ощутил давление шероховатой поверхности и понял, что лежит лицом вверх.

Он поднял руки. Он ощупал себя и почувствовал огромное облегчение: лицо, грудь, живот, бедра… Руки прикасались к знакомым местам, и создавали необъяснимое, но такое тёплое чувство, что он не был полностью один в этой странной и ужасной яме. Также он утвердился в том, что всё ещё был цел, по крайней мере, в относительной степени. Он пошевелил ногами. Они казались несломанными.

Он лежал, продолжая поглаживать своё тело, и постепенно возвращался к реальности. Он начал оценивать сложившуюся ситуацию. Это дьявол, Кемвес, несомненно, оставил его здесь умирать. Наверняка он задвинул дыру огромным камнем, который изначально и запечатывал её. Если даже Уильяму повезет, и он сможет взобраться к вершине, то он всё равно будет не в состоянии отодвинуть камень. Однако это — единственный шанс выжить.

Вглядываясь в черное пространство над ним, он попробовал определить, действительно ли Кемвес задвинул камень обратно. Никакого света — ни от звёзд, ни от луны. Ничего не было видно. Ничего.

Тем не менее, Уильям решил, что ему надо попытаться взобраться наверх. Однако сначала необходимо исследовать границы его тюрьмы.

Юноша пошевелился, пытаясь сесть — и неровная поверхность под ним тоже поколебалась. Опустив руку ниже бедра, он на ощупь исследовал эту поверхность — и немедленно понял, что она имела животное происхождение.

Пальцы продолжали исследовать непонятный предмет. Он был каким-то сухим, сморщившимся и съёжившимся. Нажав, он почувствовал округлую кость, проступившую под поверхностью. Охваченный внезапным приступом тревоги, он слез с этого места.

Испуганный, он вглядывался в темноту. Конечно, он ничего не мог разглядеть. Чтобы подтвердить свои опасения, он, в конце концов, решился податься вперёд. Его руки снова столкнулись с мертвой плотью. Он быстро исследовал предмет ещё раз, и с ужасом и отвращением понял, что его падение смягчил мумифицированный труп человека.

Он, как и Уильям, был гол. Юноша задался вопросом — неужели этот человек так же стал жертвой Кемвеса по причине распущенного поведения по отношению к его дочерям. Не смотря на ужасно высокую температуру, которая была в яме, Уильям похолодел. Возможно, его самого ожидает подобный конец.

«Нет» — сказал он себе. Звук его голоса был ужасно громок. Глупо, конечно, но в течение мгновения Уильям ждал, что звук потревожит его напарника по несчастью. Он вслушивался, ожидая, что мужчина заговорит.

Начиная с этого момента, Уильям изо всех сил старался вести себя тихо.

Начав двигаться от ног мёртвого мужчины, он дюйм за дюймом исследовал свою темницу. Он полз на четвереньках, и при этом его плечо всегда соприкасалось с одной из стен — чтобы не потерять ориентации. Некоторое время он передвигался подобным образом, а затем он наткнулся на чьё-то лицо и закричал.

Измученный, он присел напротив стены, задыхаясь от горячего воздуха, и изо всех сил пытаясь восстановить самообладание.

Наконец, он снова подался вперед. Трясущимися руками, он ознакомился непосредственно со своим новым соседом. Судя по ощущениям, его плоть была жестче, чем у другого покойника, из чего следовало, что он пролежал здесь дольше.

Он оставил тело и продолжил исследования. Свою реакцию на следующее тело он уже смог сдержать. Он не закричал. Он просто убрал свою руку с ноги покойника.

Этот человек был полностью одет. Уильям проверил карманы. В рубашке он нашел пачку сигарет и маленький коробок спичек.

Открыв коробок, он обнаружил в нём восемь спичек. Он чиркнул одной. Е

ё головка вспыхнула в темноте, а затем осветила всё так ярко, что у юноши заболели глаза, и он зажмурился. В следующий момент, однако, боль прошла. Он посмотрел на ужасную сцену и застонал.

Основание шахты в диаметре составляло более 12 футов — и оно было застлано высушенными трупами пяти мужчин. Один лежал прямо перед ним, ещё один, одетый, все еще держал револьвер в съёжившейся руке. Уильям увидел дырку в правом виске.

У другого трупа, лежащего поперёк пола, он разглядел зияющие раны на бедре. Уильям не сомневался, откуда они могли появиться. Ему в голову пришла мрачная мысль, что и он вскоре, обуреваемый страшным голодом и жаждой, может рассматривать в качестве еды своих товарищей по несчастью.

В частности, один из трупов — лысый и тощий мужчина, одетый только в трусы, выглядел более свежим, чем все остальные. Возможно, его тело всё ещё сохранило достаточно влаги, чтобы утолить жажду, которая уже скоро начнёт его мучить. Нет. Это было бы слишком…

Огонь обжёг его пальцы. Он отбросил спичку. Темнота поглотила его, и он застыл среди мёртвых, обдумывая свой дальнейший план действия.

Он присёл около мужчины, покончившего с собой. Действуя вслепую, на ощупь, он нашел пистолет. Он пробовал вырвать его из жестких пальцев, и, в конце концов, ему пришлось отжать три из них, чтобы освободить оружие.

Действуя с огромной осторожностью, он раскрыл барабан револьвера. Приподняв барабан, он вытряхнул себе на ладонь шесть патронов. Среди них он нашел две пустых гильзы и четыре пригодных патрона. Судя по размеру и весу, юноша предположил, что они были 38-го калибра.

Перезарядив револьвер, он отложил его в сторону — пока у него не было потребности в оружии. Однако сам факт его присутствия заставлял чувствовать себя гораздо комфортней. Он знал, что если в сложившихся обстоятельствах не будет других альтернатив, он всё равно не должен опускаться до уровня жестокого, ползающего животного. Он просто покончил бы со всем этим, застрелившись.

Уладив это дело, он стянул с мужчины брюки. В одном из карманов он нашёл перочинный нож. Используя его, он разрезал брюки на длинные узкие полоски. Когда у него была примерно дюжина полосок, он снова чиркнул спичкой. Он поднёс её пламя к одной из них и с удовлетворением отметил, что получился вполне сносный источник света. Пристроив ткань так, чтобы она не погасла, он ещё раз бегло осмотрел яму.

Гладкие каменные стены шли под наклоном, и ближе к верху шахта сужалась. Это обстоятельство исключало возможность выбраться из ямы.

Может быть, есть другой выход?

Но ведь его предшественники не нашли ни одного.

Их смерть, пытался он убедить сам себя, ещё не служила доказательством того, что такого выхода не существовало.

И здесь ему могло сослужить хорошую службу знание египетских могил. Яма, его тюрьма, очевидно, была построена ещё в древние времена. Её близость к храму Ментухотепа могла указывать на то, что они были построены в одно время — и возможно яма была тайным ходом к его могиле. Такие проходы не были чем-то из ряда вон выходящим — сложные лабиринты, запутанные благодаря ложным проходам, тупикам и дверям, скрытым в стенах и потолке, довольно часто строили, чтобы воспрепятствовать расхитителям гробниц.

Бесплодно исследую стены, Уильям истратил большинство своих кустарных фитилей. Пока последний ещё не успел догореть, он нарезал ещё несколько полосок из брюк. Затем он возобновил поиски в хрупкой надежде, что потайной ход всё-таки должен быть за одним из каменных блоков его тюрьмы. Однако он ничего не нашёл.

Уже готовый умереть, он опустился возле одной из стен. Он вспотел и был опустошён. Его надежды на спасение испарились, уступив место тихой мольбе.

Он сидел в темноте, окружённый безмолвными компаньонами, и тут у него появилась идея — пока ещё не сформировавшаяся. Сначала она показалась невозможной. Но чем больше он думал, тем более реальной её находил. Вершина шахты была значительно выше, чем мог осветить его тусклый факел, однако любая возможность спасения стоила того, чтобы попытаться.

В конце концов, потайной проход к могиле мог быть замаскирован в одной из стен шахты где-то на середине или выше. Такая маскировка тайных проходов была известна коварным жрецам ещё в те времена, и была вполне вероятна.

Таким образом, идея оправдала себя в глазах юноши, и он приступил к возведению платформы из тел. Это была омерзительная задача. В темноте он оттаскивал их от мест, где они покоились. Они уже одеревенели, были жёсткими и несгибаемыми. Некоторые умерли лёжа, другие — сидя. Он пытался извлечь из положений, в которых они застыли, как можно больше плюсов, зачастую жертвуя высотой платформы ради её устойчивости.

Наконец, грамотно уложив четыре трупа напротив одной из стен, он получил платформу, которая доставала ему до груди.

Он поднял последнее тело. Этот покойник был менее гибким, но гораздо более твёрдым, чем другие. Кроме того, члены его тела застыли в удобном положении.

Уильям поставил его вертикально на другие трупы и прислонил к стене. Когда труп занял устойчивое положение, юноша поджёг ещё одну полоску ткани, которую заранее вставил в рот покойнику. Он поправил её так, чтобы горящий конец свисал со стороны стены и не мешал бы взбираться наверх.

Затем ужасный подъём начался.

3.

Трупы шатались под Уильямом, но он старался помещать свой вес на самые устойчивые части платформы: на бедро здесь, на плечо там.

Наконец, он достиг вершины. Он стоял неподвижно, уперевшись в стену, собираясь с силами для самой напряженной части подъёма.

Пламя дюйм за дюймом пожирало полоску ткани, опаляя плоть трупы. Пока Уильям отдыхал, у одного из мужчин загорелись волосы. Они прогорали, наполняя ноздри юноши ужасным зловонием. Когда несколько секунд спустя волосы окончательно погасли, он осмотрел конец тонкой свечи.

Половина полоски все же ещё не догорела. Уильям намеревался использовать её позже, когда он достигнет самого верха — с помощью неё он собирался поджечь другой тоненький кусок ткани, который пока что обвязал вокруг шеи. Это позволило бы ему не тратить драгоценные спички. Коробок спичек был также привязан к его горлу, однако, он надеялся, что пока что ему на подъём должно хватить и пламени первой свечи.

Без дальнейших колебаний он немного сдвинулся вбок, опираясь на колени мужчины, и поправил пока что не нужную полоску ткани, чтобы она ему не мешала при дальнейшем подъёме.

Прижимаясь всем телом к мужчине, он начал карабкаться. Это был просто ужасно, в основном из-за того, что Уильям был голый.

Он взгромоздился на согнутые колени мужчины, одной рукой упираясь в стену, а другой обхватив левое плечо трупа — и тут огонь потух.

Внезапно наступившая темнота огорчила его, но он знал, что если не продолжит свой подъём, то скоро упадёт. Его нога соскальзывала, но он всё равно продолжал нащупывать плечевую кость, чтобы поудобнее ухватиться. Сейчас его положение было наименее устойчивым, чем когда-либо — и, наклонившись вперёд, он обхватил труп коленями, как будто был ребёнком, взбиравшимся на дерево.

Действуя максимально осторожно, он выпрямился и оказался напротив трупа. Напротив своего лица он чувствовал живот покойника, его половые органы. Кошмарные видения промелькнули в его сознании, и он начал медленно взбираться выше.

Он уже почти добрался до плеч, когда человек неожиданно пошевелился. Руками он пытался опереться о стену, но не мог ничего нащупать. Труп продолжал выскальзывать из-под него.

А затем он упал.

Ногой он ударился о верхнее тело в платформе и пробил его, как будто это была гнилая доска.

Затем он кувыркнулся назад, проваливаясь в темноту.

Земля встретила его ужасным ударом. Пока он лежал там, потрясённый случившимся, на него упало тело. Затем другое. Он отшвырнул их в стороне и отполз как можно дальше.

Сгорбившись возле стены, он пристально вглядывался в темноту и вслушивался. Помимо судорожно бьющегося сердца и собственного свистящего дыхания он различил ещё кое-что.

Приглушенное, несвязное бормотание.

Шуршание, которое вполне могла бы издавать сухая плоть, ползущая по гравию.

"НЕТ!" — закричал Уильям.

Он услышал их сухой смех. Плохо слушающимися руками он отвязал от шеи полоску ткани и открыл коробок спичек. Перед тем, как чиркнуть спичкой, он заколебался.

Конечно, лучше умереть в темноте, чем увидеть, что за создания ползут к нему в темноте.

Но он должен был знать!

Он чиркнул спичкой. Во внезапно ярком свете он увидел, что один труп уже достиг его ноги. Другой сидел и усмехался ему. Другие всё ещё извивались в куче — они не могли распутать свои скрюченные тела.

Его дрожащая рука выпустила спичку.

Наступила темнота.

"НЕТ!" — выкрикнул юноша. "Не приближайтесь!!"

Но они стали приближаться, и сухие звуки от их передвижения раздались в темноте. Их зубы громко заклацали.

4.

На их крики никто не отзывался, поэтому отец Уильяма и мистер Картер решили опустить Мэджеда в яму на верёвке.

Спускаясь в яму, мальчик не слышал абсолютно ничего. Наконец, его ноги коснулись поверхности пола. Отступив от верёвки, он включил свой ручной фонарик. Он обвёл им яму. Вид беспорядочно лежащих, неуклюжих тел заставили его похолодеть. Напряженный и охваченный ужасом, он переступил через трупы и присел над обнажённым телом Уильяма.

Он положил руку на потную спину другу.

Уильям дрожал и хныкал.

"Я пришёл за тобой" — прошептал Мэджед.

Уильям перекатился на спину. Дикий взгляд его глаз пронзил Мэджеда. "Они хотят съесть меня" — объяснил он.

"Нет. Сейчас мы уходим".

'Они хотят…." — его взгляд переметнулся на что-то, находящееся в темноте за спиной Мэджеда.

Мэджед посмотрел туда же. Тела, лежащие в нелепых позах, были неподвижны. Он повернулся к другу. "Они не могут съесть тебя, мой друг. Они мертвы".

"Правда?" — Уильям сел. Он уставился на тела. "Мертвы, точно?"

"Абсолютно точно".

Внезапно засмеявшись, Уильям вскочил на ноги. Он пнул ближайшие к нему тело. Оно откатилось в сторону. Наклонившись над ним, Уильям сначала долго таращился, а потом присел на корточки и оторвал трупу одну руку.

"Мертвый!" — выкрикнул он.

Он отбросил руку в сторону, затем снова присел и открутил трупу голову, которую потом швырнул в стену.

Он ухмылялся, глядя на Мэджеда. "Он не может сейчас меня съесть, не может!" Хихикая, он повалился на следующий труп и открутил голову и ему.

Мэджед быстро взобрался по веревке. Наверху мужчины помогли ему вылезти из разверзнутого провала ямы. Он вдохнул свежий воздух.

"С Уильямом всё в порядке?"

"Он скоро поднимется, мистер Брук. Абсолютно точно".


Похожие материалы


Комментарии


Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0