«Пирайя» Тим Каррен
12:50
«Пирайя» Тим Каррен
Категория: Страшные истории Автор: Admin 21.07.2020 Просмотры: 66
Группа туристов, спускаясь по Амазонке с целью порыбачить на пиранью, натыкаются на полузатонувшую лодку вокруг которой плавают полуразложившиеся рыбы...

Пирайя



По мере того как они углублялись в бассейн Амазонки, следуя извилистой череде притоков, их проводник рассказывал им одну историю за другой о так называемой пирайе. Это был старый индеец-яки из Джавари, которого звали Рико Уара Валки, и его очень рекомендовали. Он рассказывал им дикие истории о старых конкистадорах, которые совершили неприятную ошибку, надев кроваво-красные штаны в кишащих пираньями водах. О пловцах, которым откусили соски, и о нудистах, которым откусили не только соски.
Последнее рассмешило Джека, он вытер пот со лба и ткнул Элизу локтем, мол это же шутка. Но Элизе это не показалось смешным. Остальные в лодке - Катлер и Бэзил - только слабо улыбались.
- И все это правда, клянусь, - сказал Рико, перекрестившись после того, как рассказал особенно зловещую историю о сумасшедшем по имени Безумный Лупо, который поймал много пираний, используя труп убитой жены в качестве приманки. Рико ухмыльнулся и запустил пальцы в свои седые волосы. - Но ведь не все так плохо, а? Ты подожди, сейчас мы их наловим, зададим им жару, потом очистим их, щёлк-щёлк-щёлк, немного чеснока, соли, пряного корня, а потом приготовим на огне. Вкуснятина. Вот увидишь.
- Именно этого я и жду, - сказал Джек. - Я слышал, они на вкус как сом.
- Ты прав, - Рико посмотрел на него и усмехнулся. - Слушай, может, Рико покажет тебе, как варить суп из головы пирайи? Это делает мужчину ещё большим мужчиной. Ты ешь суп, Джек, твоей жены тебе мало! Тебе нужно десять жен!
Элиза вздохнула, отмахиваясь от мух. Она вообще ненавидела рыбу. Это была идея Джека. Он сказал ей, что она никогда не познает Перу, настоящего Перу, если будет слоняться по отелю в Пукальпе. И она ответила, что не хочет узнавать настоящий Перу. Пукальпа и так была отвратительна с клопами и вонью, идущей из доков, ей не нужно было быть съеденной рыбой-людоедом в придачу. Но Джек объяснил, что бояться нечего. В Амазонке обитало двадцать пять видов пираний, и большинство питалось другими рыбами, насекомыми, фруктами, упавшими в воду. Только шесть видов были по-настоящему плотоядными, и из этих шести только краснобрюхие пираньи и большие черные пираньи были опасны для человека.
И вот она здесь, в глуши Амазонки, с проводником, который рассказывает одну похабную историю за другой, демонстрируя обрубок пальца, который он потерял, вынимая крючок изо рта пираньи. Не было абсолютно никакого ветерка. Воздух был сырой, река воняла мертвечиной. Они натерли лицо и руки "Vick’s Vapo-Rub", чтобы тучи москитов не высосали их досуха. А так она вся взмокла от пота, глаза горели, и Катлер не сводил с нее глаз.
С того момента, как они сели в лодку - плоскодонку с мотором - Элиза чувствовала на себе его взгляд. Его взгляд был извращенным. Что-то в нем заставило ее желудок сжаться. Не то чтобы она раньше не имела дела с такими мужчинами, как он, но то, как он смотрел на нее, оценивая, как кусок говядины, было просто слишком.
- Почему бы тебе просто не сфотографировать меня, - сказала она ему.
Катлер усмехнулся. Зубы у него были желтые, в табачных пятнах, лицо блестело от пота.
- Я что, пялился?
- Да, черт возьми, и ты прекрасно это знаешь.
Катлер пожал плечами, облизнул губы и уставился на мерцающие просторы верхней Амазонки. То, что он видел, было бледно-зеленой флорой, растущей в грязной коричневой воде, облаками комаров, поднимающимися и опускающимися, сломанными пнями и мертвыми деревьями, вздымающимися как памятники. Пар конденсировался над водой, окутывая её поверхность, как вялый туман. Танагры и барбеты кричали на верхушках деревьев, жужжали насекомые и кусались мухи. Ничто из этого не представляло для него такого интереса, как Элиза и ее изящная ложбинка между грудей, отчего он чувствовал слабость внизу.
- Успокойся, - сказал Джек уже не в первый раз.
Элиза сердито посмотрела на него.
- Если он и дальше будет пялиться на меня, то свалится за борт.
- Перестань пялиться на нее, Катлер, - сказал Джек, улыбаясь. - Я этого не потерплю.
Катлер был одним из его собутыльников из Пукальпы. Это был маленький жилистый человечек с крысиными глазками. От его взгляда по телу Элизы поползли мурашки. Бэзил, второй пассажир лодки, был толстым, дородным бизнесменом из Лимы. Единственное, что его волновало - это деньги.
Элиза старалась не обращать на них внимания.
Они находились на реке Укаяли в центральной части Перу образованной слиянием рек Апуримак и Урубамба. Дикий зеленый мир, похожий на что-то из мезозоя: жаркий и окутанный дымом, покрытый пальмами, ползучими растениями и свисающими лианами, джунгли, населенные ягуарами и ядовитыми змеями, черные кайманы и анаконды, поджидающие в застоявшихся реках и затопленном подлеске.
Они приехали, потому что Джек хотел порыбачить на пиранью.
Это так похоже на Джека, - подумала Элиза. Если он не мог поймать что-то на крючок или застрелить из пистолета, это его не интересовало.
Джунгли казались бесконечными, напирали со всех сторон. Однообразные, облизанные зловонной змеевидной рекой. Время от времени они натыкались на группы пальмовых хижин, принадлежащих семьям индейцев-йорба. И всё. Рико вел лодку и рассказывал истории, вызывающие взрыв смеха у мужчин. Элиза вздохнула. Он был из тех людей, которых Джек всегда обожал.
Внезапно раздался тошнотворный запах разлагающейся плоти, от которого живот Элизы скрутило. Он сильно выделялся на фоне всех запахов реки. И судя по лицам остальных, они тоже его почувствовали. Рико провел их вокруг нескольких пней, развернул лодку и там - в центре широкого канала - они увидели нос большой лодки, вздымающийся из воды. На нем сидел лесной аист. Вокруг лодки плавали сотни мертвых рыб, брюхом вверх. Все они были облеплены мухами.
- Что, черт возьми, это значит?- спросил Джек.
Рико пожал плечами.
- Какая-то исследовательская лодка... затонула. Столкнулась с чем-то и утонула. Команда, наверное, надеется вернуться и отбуксировать ее. Но… ха! Пройдет год, прежде чем они это сделают!
- Что убило рыбу? - Катлер хотел знать.
Рико снова пожал плечами.
- Химия или что-то в этом роде. Это была биотехнологическая лодка для исследований. Все выветрилось. Так что не волнуйтесь не о чем... кроме этих сучьих рыбок.
Элиза зажала нос. Вонь от гниющей рыбы была тошнотворной. Она заползала в ее нос и дальше вниз по горлу, вызывая тошноту. Она заметила, что вода вокруг затонувшего корабля приобрела странный пурпурный оттенок. Ей это совсем не нравилось.
Но больше никто, казалось, не беспокоился.
Рико увел их от главного канала в игапо, или затопленный лес. Талые воды Анд переполняли реки между январем и июнем, создавая странный мир затопленных джунглей. Он повел их вокруг огромных, увитых лианами деревьев и густых зарослей, отыскивая место, где, как он знал, можно будет хорошо порыбачить.
- Да, - сказал он, - это место сойдет. Эти пирайи плавают стаями, их сотни. Они приходят в игапо, потому что там полно дичи, а едят они хорошо.
Джек был взволнован.
- Ладно, давайте порыбачим.

* * *


Когда они приготовили длинные бамбуковые удочки, Рико сказал, что в сезон наводнений пираньи не представляют особой опасности. Их охотничьи угодья расширились до джунглей, а там было много еды. Они представляли реальную угрозу только тогда, когда не было еды. На самом деле, сказал он, в это время года мужчины переходят реку вброд и ловят рыбу, женщины стирают одежду, а дети плавают в водах - пираньи безвредны.
Элиза поняла, что он сказал это, чтобы успокоить её.
Джунгли были первобытными, безмолвными, невыносимо жуткими. Канал, в котором они находились, был футов сорок в ширину, вода в нём коричневая, бурлящая. На его поверхности плавали листья и палочки. Деревья поднимаясь на извивающихся корнях, густо разрастаясь, пока их искривленные ветви не соединялись над головой в подобие арок. Получался этакий туннель... плохо пахнущий, вызывающий клаустрофобию туннель со стоячей водой и духом разложения.
Рико предложил Элизе удочку, но она отказалась. Бамбуковые удочки были около четырех футов длиной с шестифунтовыми нейлоновыми лесками и крючками с тройными шипами, на которые насаживались куски сырой говядины и куриная печень. Чтобы привлечь внимание пираний, Рико бросил в воду несколько окровавленных кусков.
- Они чуют запах за много миль, - сказал он.
Мужчины забросили удочки в воду.
Рико свернул сигару и рассказал историю об Изабель, своей первой жене, которая была настолько сумасшедшей, что однажды гналась за ним по грязным извилистым улицам Серро-де-Паско с бейсбольной битой. В тот момент она была совершенно голой.
- А это, друзья мои, не то, что хочется видеть с утра, - oн вздрогнул. - Гадость!
Затем началось ожидание. Элиза сидела неподвижно, по ее лицу катились капли пота. Над водой кружили стаи комаров и мошек. Вокруг жужжали стрекозы. В кронах деревьев завывали обезьяны-ревуны. Элиза слушала, как визжат голубые ара, и смотрела, как пальмовые гадюки продираются сквозь ветви с шипами.
Бэзил внезапно напрягся, его бычье лицо покрылось капельками пота.
- Я... э-э ... кажется, у меня клюёт, - сказал он.
- Спокойно, - сказал ему Рико. – Пирайя - хитрый маленький чертёнок. Не спугни её. Пусть сначала хорошенько попробует... а потом она твоя.
Бэзил ждал, явно нервничая. Внезапно его удочка дернулась, а затем опустилась, когда что-то внизу дернуло за леску. Он дернул свою бамбуковую удочку и увидел на крючке рыбу. Она была серебристой, брюхо тускло-оранжевое. Джек и Катлер радостно закричали. Элиза единственная заметила, что с рыбой что-то не так. Но когда Бэзил опустил её на борт, все это увидели. С одного боку рыба выглядела как любая другая краснобрюхая пиранья, хотя, возможно, и выцветшая, но с другого - сплошные кости. Голова была цела, но ниже от нее остались одни кости вплоть до хвоста.
-Ты зацепил мертвую, - сказал Катлер.
Джек рассмеялся.
- Она не была мертва, - сказал Бэзил. - Ты же видел, как она накинулась на мою приманку.
Рико сглотнул.
- Да... но они же каннибалы, эти пирайи. Они нападают друг на друга. Вы зацепляете живую, но её собратья... ха! - они обгладывают её, прежде чем вы её вытяните.
Это казалось вполне логичным объяснением... но тут рыба зашевелилась. Изъеденная до костей, она начала махать хвостом и извиваться на крючке, щелкая челюстями.
- Это невозможно, - сказал Джек.
У Элизы появилось очень плохое предчувствие. Она ни на секунду не поверила, что другие пираньи сожрали ее, по крайней мере, не так давно. Потому что рыба воняла... тухлятиной.
Бэзил с выражением ужаса на лице просто смотрел на рыбу, лежащую у него на коленях. Затем тонкий зеленый червяк выскользнул из её бока и упал ему на промежность. Он с воплем отшвырнул удочку, стряхнул с себя трупного червя и раздавил его ботинком.
Катлер увернулся от брошенной удочки и того что было на её конце.
Рико, выглядевший теперь крайне серьезным, схватил рыбу и выбросил за борт. Он взмахнул ножом и высвободил её. Рыба ударилась о воду и уплыла, как будто была совершенно здорова. Некоторое время никто ничего не говорил. Они прислушались к джунглям. Тишина была мёртвой, зловещей.
И тут дёрнулась удочка Джека. И Катлера тоже. Оба мужчины посмотрели друг на друга, впервые в жизни боясь увидеть свой улов.
- Это неправильно, - сказал Рико.
А потом что-то ударило снизу по лодке. На самом деле, было несколько быстрых ударов. Один за другим, как молоток. Потом все прекратилось. Все просто сидели, широко раскрыв глаза, лодка медленно вращалась против часовой стрелки от удара. Потом все началось снова, и на этот раз остановить это было невозможно. Снизу били снова, и снова, и снова, может быть, сотни раз. Лодка содрогнулась. Бамбуковые удочки выскочили из рук и их утащили под воду.
- Это безумие! – вскрикнул Бэзил. - На нас напали!
Джек прижал Элизу к себе, то ли для ее защиты, то ли для своей собственной. Он в отчаянии посмотрел на Рико.
- Крокодил? Большой гребаный крокодил?
Лодку так сильно ударили снизу, что она на дюйм выскочила из канала и упала вниз с брызгами мутно-коричневой воды. Бэзил потерял самообладание. Он закричал и оттолкнул Катлера локтем в отчаянной попытке выбраться с носовой части лодки. Катлер схватил его за руку. Они ругались и бились. Рико велел им прекратить.
Но было уже слишком поздно.
Сцепившись друг с другом, они упали на край лодки, и она накренилась из-за смещения центра тяжести. На одну пугающую секунду она повисла, борт был параллелен реке, в то время как все старались изо всех сил сохранить равновесие.
Потом она перевернулась, и все пятеро очутились в воде.

* * *


Элиза вынырнула на поверхность, ее руки и ноги барахтались в воде. Она выплюнула полный рот воды, которая была коричневой, скользкой и теплой, как первобытная тина. Рико был всего в каких-то пяти футах от неё, подтягиваясь на перевернутой лодке. Вскрикнув, она поплыла к нему, когда он начал удаляться. Она увидела несколько рыб, прицепившихся к ногам Рико, когда он выбирался из реки. Они прокусили его брюки насквозь, и из ран сочилась кровь.
Кто-то подтолкнул ее, она так и не поняла, Катлер это или Бэзил. Она услышала, как Джек закричал высоким, почти девичьим голосом:
- Элиза, плыви к лодке! Быстрее! - его голос сорвался на ноту абсолютного ужаса.
Элиза подплыла к лодке. Она почувствовала, как что-то впилось ей в колено. Лодыжку. Бедро. Потом она оказалась у лодки, и Рико, схватил ее за волосы и с силой выдернул из воды, втащив на борт. Она плюхнулась на дно перевернутой лодки, радуясь, что чувствует тепло солнца. Она выплюнула воду, кашляя и давясь. Катлер вскарабкался следом, за ним Бэзил, и оба мужчины принялись отрывать рыбу от своих ног. Рико схватил ту, что жевала его колено. Она была раздутая, безглазая, её треугольные зубы покраснели от крови. Она была настолько гнилой, что превратилась в мягкое месиво в его пальцах. Он отшвырнул ее прочь.
- Джек! - крикнул Катлер. - Джек!
Элиза, потрясенная и дрожащая, искала его глазами. В панике она забыла обо всем, кроме выживания, обо всем, кроме того, чтобы выбраться из воды и убежать от этих рвущих плоть челюстей.
Джек все еще был в воде.
По какой-то причине его отбросило подальше от остальных. Дрейф перевернутой лодки отбросил его еще дальше. Он был ближе к деревьям, поэтому поплыл к ним. Они увидели, как он ухватился за твердые спиралевидные корни, поднимающиеся из воды. Он ухватился за один из них и потянулся, потом вынырнул из воды, и казалось у него получится…
Но когда он уже наполовину вылез, вода вокруг него начала бурлить, как котел, Джек закричал. Он кричал диким, почти животным криком агонии и ужаса, который эхом разнесся по джунглям и поднял в небо стаю птиц.
- Помогите мне! Помогите мне! Кто-нибудь, блядь, помогите мне…
Его крик превратился во влажный булькающий звук, когда он глотал воду, борясь, чтобы вырваться из всех этих бритвенных, чавкающих челюстей. Но ветви деревьев были влажными, зелеными от грибка, и он никак не мог за них ухватиться. Он подтягивался на дюйм или два, а потом снова соскальзывал вниз. Его тело содрогалось от ударов сотен пираний, а бурлящая вода вокруг него отливала ярко-красным.
Агония.
О Господи, какой ужас! Сначала Джек почувствовал тычки и покусывание их зубов. Через несколько секунд - не покусывание, а укусы, разрывание плоти. Ему казалось, что тысячи бритв впиваются в него, кромсают, разрезают на части. Вода бурлила красными пузырями, пенилась от крови, мяса и тысяч рыб.
Элиза закричала.
Джек издавал булькающий, сдавленный звук, когда его собственная кровь заполнила рот. Рыба продолжала рвать его, и последним усилием он вытащил себя из воды. Ниже бёдер у него ничего не осталось, кроме кровоточащих красных мышц, желтых связок и бугорков белой кости. С него свисали сотни рыб, кусали и рвали его на части. Они были раздутыми зелеными, кишащими червями, многие из них представляли собой лишь скелеты. Они не могли быть живыми, но врожденный инстинкт кормления гнал их вперед. Кровь хлынула изо рта Джека красным потоком, глаза вылезли из орбит, лицо исказилось в беззвучном крике.
Элиза была в истерике.
Рико попытался удержать ее, но её кожа была скользкой и она дико извивалась.
Джека потянуло вниз, в воду, он все еще пытался подтянуться, но борьба прекратилась, и он упал в кипящую массу, его тело металось из стороны в сторону, дергаясь и подпрыгивая, как какая-то жуткая марионетка. Он вынырнул из воды - кровоточащее месиво, разорванное на куски. Он испустил последний крик, и все увидели, что левая сторона его шеи и лицо были съедены до самых костей. Он был похож на живой окровавленный кусок сырой говядины.
Он пошёл ко дну.
Потом он вынырнул снова, скорее скелет, чем плоть, рыбы цеплялись за него своими челюстями. Его череп дрожал, как будто в нем еще оставалась жизнь, одно-единственное глазное яблоко смотрело из впадины с безумным выражением абсолютного шока.
Затем он исчез, оставив только пятно крови.

* * *


Элиза была в истерике. Катлер подошел к ней и ударил по лицу. И он ударил ее не один раз, а целых четыре. Может быть, он и продолжал бы это делать, но Рико остановил его, оттолкнул и чуть не скинул в воду.
- Довольно, сумасшедший ублюдок.
Катлеру не нравилось, когда с ним так обращаются, но он терпел и держался на расстоянии, потому что, старый или нет, он не сомневался, что Рико избил бы его до смерти своими грубыми мозолистыми руками. Они выглядели так, словно могли расколоть череп.
Рядом с Катлером застонал Бэзил.
- Успокойтесь, леди, - сказал Рико, притягивая Элизу к себе. - Ну вот, леди, успокойтесь.
Она обмякла, лицо ее было мокрым от слез, изо рта текла кровь. Ее шорты были в красных пятнах, ноги в нескольких местах кровоточили от укусов пираний. Он утешал ее, как только мог, хотя сам был далёк от комфорта.
Она продолжала дрожать, мотая головой из стороны в сторону. Она видела только Джека.
Стая пираний-зомби снова и снова жевала и рвала его, ведомая первобытной жаждой крови, и это выражение в его глазах, это испуганное, мучительное, безумное выражение в его глазах, когда они превратили его в кровоточащее месиво.
Она села прямо и закричала.
Рико крепче прижал ее к себе.
- Ты должна успокоиться.
- Лучше заткни ее нахуй, - сказал Катлер. - У нас и так хватает проблем.
Рико бросил на него взгляд, который прожег его насквозь. Он как бы говорил: Только ты и я, сукин сын. Один на один. Боже мой, как тебе будет больно, когда я доберусь до тебя.
Он отвел взгляд.
- Я ловлю рыбу в этих водах шестьдесят лет, - сказал он им обиженным голосом. - Никогда... никогда я ещё не видел такого дерьма.
Катлер саркастически усмехнулся:
- Зомби-пираньи, - он покачал головой. - Эта лодка... этот исследовательский корабль. Должно быть, они что-то пролили в воду, выпустили какую-то бактерию, вирус или что-то в этом роде…
Рико пожал плечами.
- Я не знаю. И какое это имеет значение, а? Да поможет нам Бог.
Бэзил был полностью опустошен, он всё стонал и стонал. Он уже потерял рассудок и, вероятно, был в шоке. Его белые брюки и рубашка были почти разорваны. Остались лишь окровавленные тряпки. В дюжине мест у него были глубокие, рваные раны. Кровь текла из него, собиралась под ним в лужу и стекала вниз по лодке в воду, где она плавала, как пятно жира.
Катлер уставился на него, его лицо было загорелым, голубоглазым и застывшим от страха.
- Мы выберемся отсюда, - сказал Рико. - Мы будем использовать обувь как весла и доберемся до берега реки. Вот увидишь.
Катлер засмеялся мертвым, безнадежным смехом.
- Мы, блядь, никуда не денемся, и ты это знаешь.
- Заткнись, ублюдок.
Катлер отвернулся, глядя на кровь, сочащуюся из Бэзила в воду. У него скрутило желудок.
- Его кровь, - сказал он. - Она в воде, - он посмотрел на Рико широко раскрытыми стеклянными глазами, как будто был не в своем уме. - Ты слышишь меня, чертов идиот? Его кровь... она в гребаной воде... его кровь в гребаной воде…
Рико все понял.
Кровь в воде. Эти дьявольские рыбы. И они плыли на перевернутой лодке, плоское дно которой было всего в четырех дюймах над водой.
Элиза пришла в себя.
- Вы слышите? - сказала она.
Да, они тоже это слышали. Внизу, в воде, пираньи снова таранили лодку, одна за другой. Звук их скрежещущих зубов по дереву был похож на приглушенное пиление. Они пытались прогрызть себе путь сквозь неё. Это было безумием, но именно это они и делали, движимые какой-то злой силой, чтобы есть и убивать. Вода была наполнена их мечущимися телами, серебристыми, чешуйчатыми, обесцвеченными и гнилыми... но живыми, каким-то образом живыми.
- Мы должны выбраться отсюда! - Катлер вскрикнул, вне себя от страха.
Рыб стало больше.
Пираньи роились, как саранча, обрушиваясь на лодку потоком зубов. Они жевали снизу, с боков, их было очень много. И они были сосредоточены не только вокруг лодки, но и по всему каналу, как будто там была не стая, а, возможно, тысяча стай или сто тысяч. Пенящаяся вода заставляла лодку плыть по воде, как будто на неё накатила хорошая волна.
Рыбы-зомби впали в дикое голодное безумие от вкуса крови, капающей в воду. Пока они жевали лодку, на поверхность всплывали опилки. Плоский корпус, на котором сидели Рико и остальные, был покрыт кровью и водой. Они вцепились друг в друга, чтобы не соскользнуть.
Все, кроме Бэзила.
Его безумная фигура соскальзывала все ближе и ближе к краю.
Никто не пытался схватить его, потому что просто не было времени. Лодка раскачивалась под натиском рыбы, вода превратилась в бурлящий водоворот щелкающих челюстей и костей пираний. И может быть, движение лодки привело бы их к деревьям, но рыба начала прыгать на борт. Подгоняемые неутолимым голодом, они выпрыгивали из воды и приземлялись среди выживших, гротескно раздутые и разложившиеся, некоторые немногим лучше живых скелетов, облепленных сухожилиями и связками.
Но мертвые или неживые, у них была одна цель.
Рико увернулся от двух или трех, отбил двоих и был укушен ещё тремя, которые вонзили свои пилообразные зубы прямо в его плоть. Он выдернул их, вырывая при этом лоскуты кожи.
Они приземлились на борт, шлепаясь и чавкая челюстями.
Катлер пнул их, разбил дюжину кулаками в отвратительную гнилостную пасту. Но на каждого уничтоженного приходилось еще десять прыгающих на него. Они впивались ему в руки, в плечи, в ладони, дюжинами впивались в ноги, впивались зубами в кожу. Одна из них зацепилась за подбородок и глубоко укусила.
Воздух был наполнен рыбой, дымящейся смесью крови и трупного газа.
Они набросились и на Элизу. Вцепились ей в ноги, руки, одна вонзила треугольные зубы прямо в грудь. Она сбросила их с себя, крича, ударяя и раздавливая кулаками. Она была совершенно не в своем уме, вырывая их, пиная и отбрасывая. Она давила их в своих руках в черную слизь гнили и крошечных костей. Она схватила одну из них приставшую к левой руке, и выбросила тельце, но маленький череп остался, эти зазубренные челюсти крепко держались в её плоти. Она колотила по нему, пока он не разлетелся на куски.
А когда одна из пираний сомкнула свои челюсти на ее мизинце, она атаковала её, не задумываясь: зажала отвратительное, гноящееся тельце в своих собственных челюстях и давила до тех пор, пока оно не взорвалось брызгами гноя у нее во рту. Её вырвало гнилой плотью, чешуей и крошечными костями вместе с несколькими извивающимися червями.
Все больше и больше тварей выпрыгивало из воды, и не было никакой защиты.
Катлер пробивался сквозь рыбий дождь, крича:
- Это он им нужен... разве вы не видите? - он оторвал пиранью от кончика носа. - ОН ИМ НУЖЕН! ОНИ ХОТЯТ БЭЗИЛА! НЕ НАС! МЫ ИМ НЕ НУЖНЫ…
И ударом ноги он сбросил Бэзила в пенящуюся воду.
Это было безумие, которое мог придумать только психопат, но в выживании нет здравого смысла. Вода мгновенно покраснела в бурлящем извержении. Она пенилась и кипела, как котел. Тело Бэзила было покрыто живым одеялом чудовищ... и во время этого процесса он пришёл в себя, корчась и крича, глотая воду, свою собственную кровь и пираний. Его тело перекатывалось снова и снова в неспокойной воде, ненасытные челюсти терзали его на глазах у остальных. Он был похож на окровавленный кусок мяса, брошенный в аквариум с акулами.
Но это сработало.
Стая окутала его, и больше ни одна рыба не бросалась на лодку. Более того резкая смена цели и бурлящая вода сдвинули лодку на несколько драгоценных футов от кровожадной стаи.
Уже не было видно даже Бэзила. Он был погребен тысячью рыб, их зубы были в постоянном движении в этом кипящем море крови. А когда они наконец уплыли, насытившись, не осталось ничего, кроме обглоданного скелета, который на мгновение-другое всплывал на поверхность, а потом исчезал из виду.

* * *


Может быть, Катлер ожидал какой-то благодарности. Может быть, в его переполненном маленьком извращенном сознании то, что он сделал с Бэзилом, было воспринято как акт самоотверженного героизма. Но после того, как оставшиеся пираньи были уничтожены, благодарность - это не то, что он получил от Рико и Элизы.
Покусанные, истерзанные, истекающие кровью, они набросились на него с крючковатыми пальцами и остекленевшими от безумия глазами. Для них отдать одного из своих на растерзание этим отвратительным маленьким монстрам никогда не было вариантом. Поэтому они набросились на него с глазами полными ненависти.
- Подождите минутку! - он им сказал. - Я спас нас! Не только себя, но и всех нас!
Элиза только сердито посмотрела на него.
- Ты больной ублюдок! Это было убийство! Убийство! Ты, мать твою, убил этого бедолагу!
Лицо Катлера было искусано, исцарапано, покрыто пятнами крови. Но теперь все краски сошли с него, потому что он знал, он знал, что они больше не в своем уме. Они собирались выбросить его за борт.
- Даже не пытайтесь, - предупредил он их.
- Убийца! - сказал Рико, - грязный вонючий убийца!
Катлер был прав в одном: они были не в своем уме. Если бы это было не так, они никогда бы не подумали бросить его на съедение рыбам. Но они прошли через слишком многое, пережили невообразимые ужасы, были напряжены до предела, и теперь они думали только о выживании и ни о чем больше.
Катлер отошел как можно дальше от них.
- Клянусь Богом! А вы попробуйте! Только попробуйте это сделать, и я переверну всех нас! Я, черт возьми, чертовски серьезно говорю!
Но они, похоже, в это не верили. Они продолжали медленно приближаться. В их сознании Катлер уже был приравнен к эгоистичному, самовлюбленному куску дерьма, которым он был. Он не пожертвует всем, чем дорожит больше всего на свете, даже ради того, чтобы помешать врагам. Они это знали. И, к сожалению, он это знал.
Элиза не хотела причинять ему боль. Может Рико и хотел, но она просто вымещала свое разочарование, пугая его. И, возможно, ничего бы и не случилось... если бы ситуация не была такой патовой. Когда она приблизилась к нему на расстояние фута, Катлер посмотрел на бурлящую коричневую воду, на островки суши, поднимающиеся в проливе, - возможно, размышляя, успеет ли он добраться до них вовремя, — и быстро развернулся. И прежде чем Элиза успела отреагировать или хотя бы подумать об этом, он ударил её в лицо. Ее голова откинулась назад, и она упала бы прямо в воду, если бы Рико не схватил ее.
Для Рико это было последней каплей.
Он был индейцем-яки, а там, откуда он пришел, женщин не бьют. Но люди, которые их били? О, из них просто выбивали всё дерьмо. Он подошел прямо к Катлеру, и Катлер нанес ему несколько небрежных ударов, которые, казалось, отскочили прямо от его старого, покрытого морщинами коричневого лица.
А потом Рико набросился на него.
Он резко ударил Катлера в голову два или три раза, а затем продолжил бить снова и снова. Лицо Катлера превратилось в кровавое месиво, но он все еще боролся. Он силился ударить старика, при этом пытаясь увернуться от его больших мозолистых кулаков. Они сцепились. Лодка беспокойно покачивалась. Ухмыляясь от злого восторга, Рико ударил его снова.
Но он не заметил, как Катлер выудил из кармана складной нож и открыл его.
Но заметила Элиза. Она закричала:
- Рико! Берегись! У него…
Слишком поздно Катлер с легкостью вонзил нож на три дюйма прямо в шею Рико, перерезав сонную артерию. Рико, выглядевший ошеломленным и потрясенным, упал, схватившись рукой за рану. Артерия была задета, кровь струилась между пальцами. Он упал на борт лицом вниз, издавая горлом стонущий булькающий звук. Его кровь была повсюду, лужи и потоки ее заливали пол, ярко-красные и блестящие.
Элиза бросилась на Катлера, но он полоснул ее по руке.
- В следующий раз это будет твое горло, - пообещал он ей.
Рико попытался встать на колени, но поскользнулся на лужице собственной крови. Он попытался снова, но Катлер ударил его ногой и начал скатывать в воду.
Кровь пузырилась из раны, Рико пытался остановить её, но ему это удалось лишь отчасти. Его руки нашли опору, так что он не полностью упал в воду, а до талии. Пираньи набросились на него, как пули. Их зубы впились как раз, когда он попытался подняться. Его кровь привела их к новым вершинам мании. Его голова все еще была под водой в бурлящей массе копошащихся пираний, руки плескались и бешено колотили по воде. Каждый раз, когда рука выныривала из бурлящей воды, на ней появлялось все больше разлагающихся пираний. И с каждым разом плоти становилось все меньше.
Вскрикнув, Элиза схватила его за лодыжку, пытаясь затащить обратно на борт. Но он был крупным мужчиной, на него напали, и он сильно брыкался. Катлер не стал помогать. Он старался держаться как можно дальше. Чем больше Элиза тянула, тем больше казалось Рико погружался в бурлящий бассейн зубов. Кровь и вода брызнули на нее, когда челюсти рыбы-зомби врезались в него, как бензопилы, размалывая плоть.
Это было ужасно для неё... а каково же было Рико в эти секунды...
С того момента, как его лицо и верхняя часть тела погрузились в воду, они были на нем. Их скользкие, гниющие тела, зубы, впивающиеся в него, как ножи. Они вонзились в его лицо, руки, плечи, но особенно в горло. Десятки из них пробивались внутрь, жуя и всасывая горячий поток крови, сверля его, прогрызая мышцы и ткани. Но хуже всего было то, что, пока он боролся, с открытым ртом крича в воде, они вплыли прямо в него. Прямо в рот, откусывая язык и впиваясь зубами в горло, все глубже и глубже, заполняя его, заставляя задыхаться.
Рико яростным толчком вынырнул из воды, отбросив Элизу в сторону. Он вышел, фонтанируя водой и кровью. Выше пояса он был искусан, искалечен, просто освежёван заживо. С него свисали десятки пираний в самых разных стадиях разложения, челюсти щелкали, хвосты хлопали. Его лицо было похоже на поверхность Луны, покрытую кратерами, проблескивала белая кость. Его глаза и нос исчезли, губы были обгрызены до кровоточащих десен.
Он метался, как какой-то зомби, разбрызгивая кровь и разбрасывая рыбу во все стороны, из его изгрызенного горла вырывался ужасный рвотный звук. А потом его живот, такой искусанный и разорванный, казалось, взорвался на глазах у Элизы. Его пожирали изнутри рыбы, которые прогрызли туннель в его горле, нашли путь обратно, перемалывая органы, мышцы. Они и недоеденные внутренности вывалились наружу, и Рико плюхнулся обратно в воду, где началось настоящее пиршество.
Элиза протянула руку и ухитрилась схватить его за руку, когда он оказался в бурлящем водовороте. Он чуть не утащил её с собой, но она отстранилась всем телом, и, к ее удивлению - и ужасу - вытащила его. Точнее его руку. Запястье обглоданное до кровавого обрубка.
Она закричала и отшвырнула его, истерично дрожа.
Остальная часть Рико погрузилась в пенящуюся алую воду.

* * *


Стоя на четвереньках на окровавленной поверхности лодки, Элиза снова и снова выкрикивала его имя.
Но он исчез.
Она была наедине с Катлером, и даже быть съеденной живой мертвой рыбой казалось предпочтительнее. Когда она обернулась, Катлер уже держал в руке нож и направлялся к ней.
- Теперь твоя очередь, - сказал он.
Его лицо представляло собой сплошной ужас: изрезанная и изжеванная восковая маска, испещренная красными прожилками и освещенная двумя горящими голодными глазами и ухмыляющимся ртом с розовыми пятнами зубов.
Эльза, без сомнений, знала чего он хочет.
Он не сводил с неё глаз с тех пор, как они сели в лодку, как растлитель малолетних следит за школьным двором. Он знал, чего хочет, и даже страдания, через которые они все прошли, не погасили пламя похоти, горевшее в нем, не притупили порочные грани его души. У него был нож. Они были одни. Свидетелей не было. У нее был выбор: либо она даст ему то, что он хочет, либо он возьмет это.
Но он ее получит. В этом не было никаких сомнений.
Она презрительно усмехнулась:
- ТЫ ГРЕБАНЫЙ МУДАК! ТЫ ГРЕБАНЫЙ СКОЛЬЗКИЙ ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ КУСОК ДЕРЬМА!
Эти слова ничего для него не значили.
Когда он подошёл, острие ножа сверкнуло на солнце, его глаза были дикими, наполненными животным восторгом.
- Ты можешь либо насладиться этим, Элиза, либо я могу сделать кое-что очень плохое, - сказал он ей.
- Отойди от меня!
Он рассмеялся.
- Как пожелаешь.
Он потянулся к ней, но она оттолкнула его руку. Он взмахивал ножом, оттесняя её ближе к краю и ожидающим челюстям. Теперь у нее не было выбора. Не оставалось ничего другого, как позволить ему... как бы мерзко и отвратительно это ни было.
- НУ ЛАДНО! - сказала она, разорвав блузку и обнажив выпуклые груди. - ЭТО ТО, ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ? ЭТО ТО, ЧЕГО ТЫ, БЛЯДЬ, ХОЧЕШЬ?
Так оно и было. Было очевидно, что он не думал ни о чем другом. Будь жив Джек или Рико, он никогда бы не осмелился сделать то, что собирался сделать сейчас. Но они мертвы. Он практически пускал слюни на неё. Он расстегнул молнию на брюках, у него уже встал. Не выпуская ножа из рук, он спустил их до колен.
Элиза разделась и встала так, чтобы он мог хорошенько её рассмотреть. Несмотря на множественные укусы и кровь, нетрудно было заметить, что единственное место, где не было загара, - зона бикини.
- Иди сюда, - сказал Катлер.
Она забыла о таких пустяках, как самоуважение, достоинство и честь. Заменила все это чем-то темным и мрачным. Может быть, Катлер увидел это в ее глазах всего на секунду, потому что съежился.
- Сейчас же, - сказал он.
- На спину, - сказала она ему. - Если ты хочешь этого, мы сделаем по-моему.
Он был так возбуждён, что даже не усомнился в этом. Ни на секунду. Элиза подошла к нему и почувствовала, как его грязные руки грубо ласкают её. Затем с кривой, непристойной усмешкой она взяла его за плечи и опустила на пол. Она присела над ним на корточках, сжимая его твердый маленький пенис, а затем села на него. У нее перехватило дыхание. Он задрожал. Теперь он забыл о своем ноже. Забыл обо всем, кроме того, что он получал, а это было все, о чем он когда-либо мечтал. Элиза скакала на нем до тех пор, пока он не кончил, делая из этого хорошее шоу, все время сильно толкая его и скользя его телом по скользкому корпусу лодки все ближе к воде.
- О, Боже, - сказал он. - О, Боже, это было хорошо…
- Я рада, что тебе понравилось, - сказала Элиза и толкнула его всем своим весом и каждой унцией мускулов, которые у нее были.
Ее сила была непреодолима, особенно для такого истощенного человека, как Катлер.
Она толкнула его к краю лодки, и он сразу же начал кричать, размахивая руками, пытаясь сбросить ее. Но она придавила его ногами и, схватив за горло, опустила его голову в воду...
Пираньи тут же обрушились на него волной режущих челюстей.
Катлер метался, извивался, но Элиза вцепилась в него, оседлав и удерживая на месте. Она едва чувствовала его кулаки, когда они отскакивали от её головы, или его ногти, которые царапали ей лицо.
Она видела только бурлящую воду и копошащуюся рыбу, видела, как Катлер дергается при каждой атаке.
Даже находясь под водой, она слышала, как они кормятся: разрывая плоть и мягкие ткани, чавкая мышцами и соединительной тканью, глухой хруст костей, который звучал странно, как будто кто-то жевал кубики льда. Они кусали и ее пальцы, которые были чуть ниже поверхности, но их главным интересом была голова.
Катлер умер ужасной смертью.
Ему даже в голову не пришло, что хитрая сука заманила его в тщательно подготовленную ловушку, пока его голова не оказалась в воде, в этой мутной коричневой воде, и началась жгучая, невероятная агония. Он не мог видеть их, только темнеющую массу тел, которые покрывали его лицо и голову, когда вода закипала красным. Их челюсти щелкали, добираясь до костей. Но он сражался, и ещё как, нанося удары злой суке и разрывая кусачую рыбу, которая превращалась в трупное желе под его пальцами. Но это было бесполезно. Стая пираний может укусить 1200 раз менее чем за минуту, а что можно сказать об этих монстрах? Их челюсти впивались ему в лицо, кусали и рвали. Он быстро лишился глаз, губ и языка. Уши и нос продержались немного дольше. В общем, его голова была обглодана за тридцать секунд.
Примерно через пятнадцать секунд Элиза отскочила, задыхаясь и всхлипывая, изучая то что осталось от своих некогда длинных привлекательных пальцев. Теперь только окровавленные обрубки, обглоданные до костей.
Голова Катлера наконец вынырнула из воды, и на самом деле это был всего лишь безглазый, безухий череп, покрытый розовой, изрытой колеями, хорошо обглоданной тканью. Он поднялся на секунду, его голова качнулась, как какой-то ужасный реквизит для Хэллоуина, а затем он упал назад и плюхнулся в воду. Стая закончила работу, которую они начали.
Элиза смотрела до тех пор, пока на поверхности не осталось ничего, кроме пузырящейся пены крови и останков. Потом легла и закрыла глаза.

* * *


Луна поднялась над бассейном реки Амазонки.
Элиза проснулась, ободранная и страдающая, не чувствуя ничего, кроме агонии, которая пульсировала в ее теле наказывающими волнами. Оводы отложили свои яйца в ее ранах. Тучи москитов напились досыта. Комары и клещи пировали на ее горле.
В тропическом лесу кричали ночные птицы, и змеи скользили по мокрому листовому суглинку. Пауки плели на ветвях гигантскую паутину, а огромные амазонские пиявки цеплялись за толстые извивающиеся корни прямо под водой. Над поверхностью канала порхали мотыльки, а в джунглях сновали еноты-ракоеды.
Все было хорошо в этом жарком туманном ночном мире.
Элиза подошла к краю лодки и заглянула в воду. То, что показал ей лунный свет, должно было бы шокировать, но она была далеко за пределами таких вещей, как шок или страх. Она была вся в синяках, порезах, усеяна десятками распухших укусов насекомых. Личинки мух уже шевелились в ее ранах. Она чувствовала только боль и страдание, а в конце туннеля не было света. Только природа в ее самой свирепой форме и канал, наполненный противоестественными вещами. Вот что лунный свет показал ей в воде: пираньи.
Сотни пираний окружили перевернутую лодку. Просто ждали. Зелёные червивые раздутые твари, со злобно сверкающими глазами. Они не были живы в течение некоторого времени, поэтому им не нужно было двигаться, чтобы проталкивать насыщенную кислородом воду через свои жабры. Утечка химикатов с биотехнического корабля, отравившего стаю, также воскресила её. Когда-то они были живыми, полными хищной жизненной силы. Социальные существа, которые жили, чтобы защищать стаю. По-настоящему опасны для человека только в сухой сезон, когда еды не хватало. Но теперь они больше не спаривались и размножались во имя стаи. Остался лишь ненасытный аппетит.
И вот что они предложили Элизе: свой аппетит. Ряды треугольных зубов движимые мощными челюстями. Челюсти, способные прокусить рыболовные сети и стальные крючки. Это было все, что у них было, и они предлагали ей это.
Элиза смотрела на них, окруживших её маленький остров. Как верноподданные, окружающие свою королеву. И они были верны друг другу. В этом она не сомневалась.
Они ждали.
Они знали, что она придет к ним.
Наконец, глядя на эти зияющие, усеянные зубами челюсти, сверкающие в лунном свете, все открытые в ее честь, она сказала:
- Пожалуйста, мне так больно, так ужасно больно... пусть это будет быстро.
Каким-то образом она знала, что так оно и будет.
Тогда она подумала о перуанских скотоводах. Джек рассказывал ей, что в сухой сезон они приносят в жертву голодным пираньям корову, чтобы остальное стадо могло безопасно перебраться вверх по течению. Элиза знала что станет такой жертвой.
Глубоко вздохнув, она скользнула в воду и оказалась среди них, и они приняли ее. И верные своему обещанию, они сделали это быстро.
Лодка дрейфовала вверх по течению.
Вдалеке плескалась гигантская выдра.
А в кронах деревьев пронзительно закричала карликовая сова.


Похожие материалы


Комментарии


Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0