«Ночные игры» Ричард Лаймон
10:51
«Ночные игры» Ричард Лаймон
Категория: Страшные истории Автор: Admin 12.09.2018 Просмотры: 58
Дженис казалось, что это легкий способ заработать 500$. Просто провести ночь в одиночку в пустом заброшенном доме. Здесь нечего бояться. Это всего лишь одна из глупых ночных игр Лайла. Или нет?

Ночные игры


Дженис собиралась сделать глоток кофе, когда стул возле нее вдруг отодвинулся. Рука дернулась, и горячая жидкость выплеснулась на подбородок и стекала на блузку.

— Упс, — услышала она.

Она перевела взгляд на молодого человека, стоящего позади стула.

— Ты, — пробормотала она.

— Я не хотел тебя напугать, — сказал он.

— Конечно, нет. Не хотел.

— Не возражаешь, если я сяду?

Дженис не ответила. Она схватила салфетку и вытерлась, пока он садился. Он хлопнул по книге таинственных историй Эдгра Аллана По на столе и улыбнулся.

— Что ты тут делаешь? — спросил он.

— Я занималась.

— Студентам негде заниматься.

— Рядом с тобой нет.

Он рассмеялся.

— Как ты права. Я уйду, но сначала пообещай, что пойдешь со мной в кино сегодня вечером. Там отличный выбор, Рассвет мертвецов и …

— Ты, должно быть, шутишь. После той твоей шутки, когда мы смотрели Техасскую резню бензопилой, я никогда больше не пойду с тобой в кино. Я никуда не пойду с тобой.

Он улыбнулся.

— Перестань. Я никому не навредил.

— Ты испугал тех дурацких детей. Это все, что ты всегда хочешь делать – пугать людей. Тебе почти двадцать, Лайл. Почему ты не повзрослеешь?

Он нахмурился, делая вид, что недоволен.

— Это значит, что ты не хочешь идти со мной в кино?

— Точно.

Он вдруг улыбнулся.

— Как насчет полуночного пикника на кладбище?

— Нет, спасибо, — сказала она. — Найди кого-нибудь другого для своих ночных игр.

— В любом случае, сегодня слишком холодно для игр на открытом воздухе.

Дженис покачала головой.

— Перестань. Ты не ступишь в это старое место и за миллион баксов. Когда доходит до дела, ты трусишь, Лайл.

— Ах, так? Я пойду. Но держу пари, что ты нет.

— Сколько? — спросила Дженис.

— Десять баксов.

— Ты прав. За десять баксов я не и рядом с тем местом не пройду.

Она отхлебнула кофе.

— Как насчет сотни?

— Ты шутишь? — спросила она.

— Найдется ли у тебя смелости?

— За сто долларов у меня ее достаточно.

Даже когда она это говорила, то чувствовала дрожь. Лайл наклонился ближе, облокачиваясь на стол.

— Разве ты не боишься, что тебя схватят призраки? — сказал он низким голосом, пытаясь говорить жутко.

— Я не верю в призраков.

— Говорят, Грикмосс тоже не верил, пока нечто не выползло из темноты и не разорвало его на куски.

— Это чушь, — сказала Дженис.

Он усмехнулся.

— Так ты пойдешь со мной в тот дом?

— За сто долларов пойду.

— Что если я дам тебе пятьсот?

— За что?

— За то, что переночуешь в доме одна.

Сердце Дженис заколотилось. Ей вдруг стало холодно и больно внутри.

— Ты спятил? — пробормотала она.

— Ты сказала, там нет призраков. Так чего бояться? Все, что тебе надо сделать, это остаться там до утра, и я дам тебе пятьсот баксов.

Она начала поднимать чашку кофе, но рука тряслась так сильно, что она поставила ее обратно. Пятьсот баксов было больше, чем она зарабатывает в месяц, работая неполный рабочий день в университетской библиотеке.

— У тебя есть такие деньги, чтобы ими разбрасываться?

Он рассмеялся.

— О, они не будут потрачены впустую. Потому что задолго до рассвета ты с криком выбежишь из дома. Если это произойдет – а так и случится – я не должен тебе ни пенни.

Во второй половине дня Дженис пошла в торговый центр около кампуса. Она сильно нервничала. Однако она почувствовала себя лучше после покупки кашемирового свитера, который давно хотела купить. Он дорого стоил. Но завтра она станет на пять сотен долларов богаче, так что она считала, что может себе его позволить.

В магазине спортивных товаров она нашла то, что искала, рядом с витриной с огнестрельным оружием.

— Я куплю вот это, — сказала она.

Продавец странно на нее посмотрел, и она покраснела

С покупками в руках она поспешила домой. Небо на севере было темным и облачным, и по запаху свежего бриза она поняла, что скоро будет шторм. Она была уже дома, в безопасности, когда он начался. Стоя у окна, она увидела молнию, разрезающую небо. Дождь стекал по стеклу. Прогремел гром. На холме, далеко за городом, над качающимися верхушками деревьев была видна крыша дома старого Грикмосса.

Через несколько часов она будет одна в этом ужасном месте. Она потерла руки. Они были покрыты гусиной кожей.

Она подумала об отказе от задуманного.

Но она уже потратила почти сто долларов. Теперь ей действительно нужны были деньги Лайла.

Призраков не существует, говорила она себе.

Оно выползло из темноты и разорвало его на куски.

Чушь!

Она переоделась, надев джинсы, фланелевую футболку и ботинки. Приготовила спагетти на ужин, но почти ничего не съела. Время шло слишком медленно. Она пыталась заниматься, но не смогла сосредоточить внимание на учебнике. Она включила телевизор. Наконец, без пяти десять она надела куртку. Она надела потрепанную старую ковбойскую шляпу, чтобы укрыться от дождя, взяла спальный мешок и сумочку и спустилась вниз.

Дойдя до прихожей, она увидела мустанг Лайла, сворачивающий к обочине. Она толкнула одну из стеклянных дверей и побежала по ливню. Лайл открыл ей дверь. Она забралась внутрь и захлопнула ее.

— Какая чудесная ночь, — сказал Лайл, — для призраков и вурдалаков.

— У тебя есть деньги?

— Ну конечно. Я съездил в дружеский банк. — Он достал бумажник, включил свет и отсчитал десять пятидесятидолларовых купюр.

— Хорошо, — сказала Дженис.

Он положил их обратно в бумажник.

— Ты ведь правда попытаешься сделать это, да?

— Я собираюсь не пытаться, я собираюсь добиться успеха.

— Почему у тебя дрожит голос?

— Потому что мне холодно.

— О, а я думал, что тебе немного страшно, — сказал он.

— Поехали, — сказала Дженис, игнорируя его подколку.

Сначала вдоль дороги было много домов, потом все меньше и меньше, и, наконец, ни одного.

Не было уличных фонарей. Пока они ехали в темноте, мокрая поверхность дороги впереди светилась в ярком свете фар.

Лайл замедлил ход и свернул на узкую дорогу. Она вела к лесистому холму.

— Мы почти приехали, — сказал он. — Как ты?

— Просто прекрасно, — ответила ему Дженис.

Он засмеялся. Смех был нервным, он был не из тех, кто станет ночевать в Доме Грикмосса.

Когда они добрались до вершины холма, изогнутая молния пересекала небо. В ее свете Дженис увидела старый дом – его призрачное крыльцо, заколоченные окна, крышу и башню. Когда тьма вернулась, Дженис закрыла глаза и представила, что находится в другом месте. Гром гремел в ушах.

— Вот мы и приехали, — сказал Лайл.

Дженис выглянула в окно, когда машина остановилась перед открытыми воротами.

— Ты ведь останешься здесь? — спросила она.

— Всю ночь, если потребуется. Но это не потребуется. Я даю тебе не больше десяти минут.

— А что если я не смогу войти?

— Нет проблем. Я позаботился об этом. Я пришел сюда днем и взломал для тебя дверь.

— Спасибо, — пробормотала она. За воротами был заросший двор. Несколько

ступенек вели к крыльцу. Крыльцо казалось черным. — Дверь здесь? — спросила она.

Он кивнул.

— Ты ведь не собираешься делать всякие смешные вещи, верно?

— Например?

— Например, тайком напугать меня, — ответила она.

— Кто, я?

— Если ты так сделаешь, я заберу деньги независимо от того, останусь на всю ночь или нет.

— Не волнуйся. Я туда не пойду.

— Обещаешь? — спросила она.

— Да, конечно. Я останусь здесь.

— Я хочу, чтобы на рассвете ты пришел за мной.

— Ну…

— Ты должен пообещать.

— Хорошо, обещаю. Но поверь мне, ты не продержишься так долго.

— Продержусь.

— Хочешь ли ты, чтобы я кому-то передал что-нибудь, если тебя схватит призрак?

— Очень смешно, — сказала она. Она взяла спальный мешок, распахнула дверь машины и выбралась наружу. Глядя на землю, она бросилась через ворота. Дождь барабанил по шляпе и спине, когда она бежала сквозь заросли. Ее ботинки застучали по ступенькам на крыльце.

Стоя в темноте, она открыла сумочку, достала фонарик и посветила на дверь. Замок висел на раме, но металлическая пластина, которая должна быть привинчена к двери, была содрана. Она сжала пальцы вокруг холодной дверной ручки и медленно открыла дверь. Та заскрипела. Скрип заставил Дженис стиснуть зубы.

Никто не мог услышать скрип, говорила она себе. Никто не живет здесь уже тридцать лет. И здесь нет призраков.

Дженис открывала скрипящую дверь медленно, стараясь не шуметь. Потом стало тихо, не считая шума дождя. Она долго стояла рядом с дверью, не двигаясь. Она едва осмеливалась дышать.

У нее было чувство, что она не одна в доме.

Это всего лишь нервы, подумала она.

Но что если кто-то зашел после того, как Лайл сломал замок на двери? Или что если Лайл подговорил друзей подождать внутри и напугать ее? Он мог бы сделать так.

Дженис подняла фонарик. Его бледный луч осветил лестницу впереди. Вдоль прихожей была лестница. Слева и справа от нее были двери в комнаты. Дженис повернула налево и тихо прошла через открытую дверь.

Должно быть, это гостиная, подумала она. Свет от фонарика высветил голый деревянный пол и стены. Не считая парогенератора, комнаты была пуста. Она увидела дверь в дальнем конце комнаты.

Если бы она разместилась здесь, то могла бы быстро уйти. Но это не входило в ее планы. Кроме того, эта комната имела два входа. Ей это не понравилось. Ей нужна была маленькая комната с единственной дверью.

Например, спальня.

Она вернулась обратно в прихожую, почувствовала озноб на шее от мысли, что кто-то крадется позади нее, и развернулась. Никого там не было. Она издала прерывистый вздох и осветила лестницу.

Она не хотела подниматься наверх. Тело старого Грикмосса, говорили ей, было найдено в спальне на втором этаже.

Это было много лет назад, говорила Дженис сама себе. Его убийцы уже давно здесь нет.

Она начала подниматься по лестнице. Ступеньки скрипели и трещали. С каждым шагом она становилась все более уверена, что кто-то крадется в коридоре позади нее, вне поля зрения, ожидая момента, чтобы выскочить. Может быть, друг Лайла. Может, кто-нибудь еще. Или что-то.

Не сходи с ума, подумала она. Никого здесь нет.

За два шага до верха она остановилась и прислушалась. Ее собственное сердце билось очень громко. Кроме этого она слышала только дождь, стучащий по крыше. Затем возник длинный низкий стон, от которого у нее мурашки побежали по спине.

Это всего лишь ветер, твердила она себе.

Пожалуйста, это только ветер.

Затаив дыхание, она проскочила последние две ступеньки. Осветила фонарем узкий коридор внизу, развернулась и посветила в другую сторону. Она никого не увидела.

Она быстро шагнула к ближайшей двери. Открывая ее, она заглянула внутрь. Эта комната была меньше, чем та, внизу, и пустая, за исключением батареи возле стены. Когда гром прогрохотал над домом, она впрыгнула в комнату. Она закрыла дверь и прислонилась к ней, тяжело дыша.

Из сумочки она достала деревянный клин с гвоздем на толстом конце. Скорчившись, она сунула узкий конец в зазор между дверью и полом, плотно задвинула его. После этого она попробовала открыть дверь, но та не сдвинулась с места. Клин сработал в качестве блокировки.

Она вынула катушку с проводом из сумочки и обмотала один конец вокруг гвоздя. Когда она дернула за провод, клин выскользнул из-под двери. Она затолкала его обратно, затем медленно пошла назад, разматывая провод, пока не дошла до батареи.

Здесь она расстелила на полу спальный мешок.

Она нашла маленький блестящий ключ в сумочке. Единственное окно в комнате, со ставнями снаружи, было в нескольких ярдах от нее. Она подошла к нему и положила ключ на подоконник.

Потом она вернулась к батарее и забралась в спальный мешок. Она взяла из сумочки наручники, которые купила в торговом центре, закрепила один браслет вокруг правого запястья и защелкнула второй вокруг ножки батареи.

Я даю тебе не больше десяти минут, говорил Лайл.

Он ошибся. Она пробудет здесь до рассвета. Прикованная к батарее, с ключом вне досягаемости, она не сможет уйти, даже если захочет.

Через несколько часов она станет на пять сотен долларов богаче.

Дженис попыталась уснуть. Ей было достаточно тепло, но пол был слишком жестким. С прикованным к батарее запястьем она могла лежать только на спине или на одном боку, и ни одно это положение не было удобным.

Кроме того, она была слишком напугана, чтобы спать.

Ветер свистел, стонал и завывал вокруг дома. Время от времени рев грома заставлял ее подпрыгнуть. Затем донесся тихий звук скрипа доски.

Она вслушалась, не смея дышать, и услышала скрип снова. Звук был такой же, как тот, когда она поднималась по лестнице. Дрожь пробежала по спине. Она залезла глубже в спальный мешок.

Это ничего, говорила она себе. Ничего здесь нет.

Но скрип продолжался. Он был ближе и ближе.

Он в коридоре! кричал голос у нее внутри.

Она тихо хмыкнула и прижала левую руку ко рту, когда лязгнула дверная ручка.

Успокойся, думала она. Это Лайл. Должно быть, это Лайл. Он спятил? Он обещал отдать ей деньги, если попытается напугать ее.

Что если он сошел с ума? Может, это была уловка, чтобы заставить ее остаться одной.

Она напряглась, когда что-то ударило в дверь.

— Лайл! — завопила она. — Ты, ублюдок, я знаю, это ты! Ты обещал не идти сюда!

Стук опять сотряс дверь.

— Убирайся отсюда! Ты обещал!

Она услышала стон, который не мог быть ветром, потому что шел со стороны двери.

— Прекрати! — потребовала она.

Стон становился громче, нечеловеческий звук, который пробирал Дженис до костей. Он превратился в рев и медленно исчез.

Она вздрогнула, когда дверь сотряслась от нового удара.

Приподнявшись, она нашла фонарик. Нацелила его на дверь.

— Лайл? — спросила она. — Это ты, верно?

Тишина.

— Ответь мне. Пожалуйста.

По-прежнему тишина. Дженис выдохнула. Сердце ее билось так сильно, что она думала, что оно может выпрыгнуть из груди. Бледный луч фонарика дрожал на двери.

— Ответь, — сказала она дрожащим голосом. — Просто скажи, что это ты, Лайл. Можешь оставить деньги себе, если хочешь, просто скажи, что это ты.

Дверь слетела с петель и рухнула на пол. В комнату шагало что-то, что не было Лайлом.

Это вообще был не человек.

Это было слюнявое, мертвенно-белое чудовище прямиком из кошмара.

— Дженис? — голос Лайла эхом раздался по дому. — Дженис, где ты?

— Наверху, — позвала она. Она смотрела в окно. Солнечный свет пробивался сквозь щели в досках, посылая пыльные лучи на пол.

— Должен отдать тебе долг, — ответил он, и она услышала, как он поднимается наверх. — Никогда бы не подумал, что ты сделаешь это. — Он появился у двери и посветил фонариком. — О нет… что…? Что произошло?

— Это? — Нахмурившись, она поднесла прядь волос к лицу и посмотрела на них. — Думаю, я могу покрасить их, — пробормотала она.

— Что случилось? — спросил он снова.

— Оно пришло. Ты не мог бы дать мне ключ от наручников? — она показала на подоконник.

Он бросился через комнату, схватил ключ и присел рядом с ней.

— Приходил призрак? — спросил он. Его голос был приглушен страхом.

— Не призрак. Кое-кто другой.

— Кто?

— Я не знаю.

— Он причинил тебе боль?

Она покачала головой.

Лайл снял наручники и освободил ее руку.

Схватив его за куртку, Дженис сильно дернула его. Он упал на нее. Его голова ударилась о металлические трубы батареи.

Дженис надела наручники на его запястье.

Пока он лежал там, стоная, взяла ключ. Она взяла свои пятьсот долларов из его бумажника.

— Что ты делаешь? — пробормотал он. — Отпусти меня.

Дженис покачала головой.

— Оно хочет тебя, Лайл. Оно хочет тебя, не меня. Оно вернется сегодня ночью.


Похожие материалы


Комментарии


Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0