«Мальчик-букашка» Мэтт Куртц
20:13
«Мальчик-букашка» Мэтт Куртц
Категория: Страшные истории Автор: Admin 14.01.2021 Просмотры: 79
Аннотация
Стэнли, или как его прозвали одноклассники "мальчик-букашка", необычный парнишка. Он безумно влюблен в насекомых. Эта одержимость приводит его на кладбище. Ведь нет ничего круче червяков, пожирающих мертвую человеческую плоть! И Стэнли находит идеальные образцы для своей коллекции. Вот только некоторые создания лучше не тревожить, даже если ты повелитель насекомых.


Посещая могилу моего любимого дедушки, я заметил недавно засыпанный участок, на котором земля просела примерно на фут в глубину. Это было жутко, потому что получился идеальный прямоугольник - естественно, точно по размеру и форме гроба. Очевидно, оседала и уплотнялась только рыхлая земля сверху. Но что, если это произошло из-за того, что гроб провалился? Или если что-то, подрывшись под гроб (и его обитателя), заставило его погрузиться немного глубже?
Настоящее имя мальчика-букашки было Стэнли Тиббетс. Жители маленького техасского городка, в котором он жил, думали о нем двояко: старики - что у него не все в порядке с головой, ну а молодежь считала его просто жутким. Но Стэнли было все равно, что думают обе группы, потому что он не любил людей.
Ему нравились насекомые.
Членистоногие не были суррогатной заменой его детских дружеских отношений. Ведь вы не собираете друзей только для того, чтобы мучить их, когда вам надоедает их компания - по крайней мере, если вы добропорядочный член общества. Но опять же, Джон Уэйн Гейси был добропорядочным членом общества.

***


Крепко ухватившись большими пальцами за лямки оттопыренного рюкзака, Стэнли шел мимо кладбища, тянущегося вдоль границы его дома. За ржавым металлическим забором, окружавшем огромную территорию, снова была какая-то суета. Он остановился. Чтобы получше разглядеть, сунул голову между двумя железными прутьями забора. Большие уши не дали его башке проскочить сквозь них. Вдалеке небольшой отряд людей, вооруженных лопатами, окружил бульдозер, копающий еще одну могилу.
Должно быть, на кладбище очередные провалы.
Оседание земли было обычным явлением для свежевырытых могил, но такое частенько происходило и с более старыми захоронениями. Ситуация вышла далеко за рамки подсыпки смотрителем дополнительной земли, компенсирующей разницу. Такие могилы погружались на несколько футов в землю, - и неуклонно продолжали свой путь вниз. Молодые люди рассказывали друг другу страшные истории о причине обрушения земли: мертвецы раздирали когтями крышки своих гробов и пробирались сквозь расколотую и гниющую древесину только для того, чтобы сверху шесть футов земли обрушились на них. Но эти зомби были живучи - лишь вопрос времени, когда они проберутся через свежеосыпанную землю, чтобы пожрать живую плоть - в качестве закуски начав с городских детишек.
Но, принимая во внимание все бури, обрушившиеся на этот район в последнее время, у взрослых была менее фантастическая и более практичная теория: перенасыщенная водой земля в конце концов растворяла известняковый слой, расположенный где-то под кладбищем, вызывая один провал за другим. Единственная проблема с этой теорией заключалась в том, что каждый раз, когда выкапывали участок обрушившейся земли, под гробом не находили известковую мутную жидкую грязь. Только слабо утрамбованную сухую землю.
Бульдозеру еще предстояло пройти долгий путь, прежде чем сорвать джекпот. У Стэнли не было времени ждать, он не мог снова опоздать в школу. Продолжая свой путь, он утешался мыслью, что при той скорости, с какой выкапывают гробы, рано или поздно он увидит мертвое тело.

***


Когда сгустились сумерки, Стэнли сидел на траве у себя во дворе и тряс стеклянную банку, подняв ее над головой. Участок, собственно окружавший задний двор, дико зарос кустарником и деревьями. Именно этот мини-лесок тянулся до самой кладбищенской ограды, обеспечивая огромное разнообразие видов насекомых, к большому удовольствию одиннадцатилетнего сердца Стэнли.
Держа банку между заходящим солнцем и прищуренным глазом, он изучал слизняка, недавно найденного в гниющем бревне. Его слизистые выделения забавно смотрелись на стекле, когда сквозь них просвечивало солнце. Стэнли захотелось еще слизи, и он быстро затряс банку. Слизняк метался взад-вперед, как пинбол на максимальной скорости. Когда его тощие руки начали гореть от резких движений, Стэнли остановился и снова поднял банку.
После стольких трудов появилось не так уж и много дополнительной слизи.
- Идиот, - фыркнул он, и это слово со свистом вырвалось между его огромных торчащих зубов.
Слизняк наскучил ему, что означало только одно. Стэнли сунул руку в открытый рюкзак и вытащил еще одну металлическую крышку - без вентиляционных отверстий.
Он закрыл банку крышкой и поставил ее на траву. Перевернувшись на живот, Стэнли уставился на слизняка. Он не двигался. Зная, что задыхаться ему придется слишком долго, Стэнли решил воспользоваться вторым способом уничтожения. Он вытащил увеличительное стекло и направил его на солнце. Чухня. Уже темнело и солнце было недостаточно интенсивно, чтобы что-то испепелить.
Схватив банку, Стэнли подошел к краю зарослей. Он поискал вокруг, пока не нашел свой третий и самый захватывающий способ уничтожения.
Дом огненных муравьев.
Он пнул муравейник ботинком и пробудил сущий ад. В считанные секунды муравьи заполонили развороченный холмик земли, выглядя как огненный снег на экране телевизора. Стэнли отвинтил крышку банки, перевернул ее вверх дном и вытряхнул слизняка. Он вывалился наружу, приземлившись точно в центр копошащейся массы.
Муравьи мгновенно набросились на нарушителя, потревожившего их гнездо, за что ему придется дорого заплатить. Теперь слизняк шевелился, извиваясь от боли, а муравьи жалили, щипали и рвали его.
Стэнли улыбался, похрюкивая от удовольствия при виде жертвы, которую он принес живому огню.
В нескольких ярдах от Стэнли из зарослей донесся щелкающий звук, похожий на стрекотание насекомого. К тому времени, как он повернул голову, звук уже прекратился. Стэнли двинулся вперед разузнать, что это было. Его черные глаза-бусинки забегали взад и вперед, обшаривая кусты и деревья.
Юношеский пушок медленно зашевелился сзади на его шее от странного ощущения, что за ним наблюдают. Одноклассник, надеющийся подшутить над ним? Он улыбнулся, приветствуя это, зная, что они пожалеют об этом - так же, как и раньше.
- СТЭНЛИ! ПОРА УЖИНАТЬ!!! - крик его матери эхом разнесся по всему двору.
Стэнли продолжал осматривать тенистую линию деревьев, даже не реагируя на зов матери. Она может подождать. Как и ужин.
- СТЭНЛИ!!! - взвизгнула гарпия тоном, которым не шутят.
Стэнли не двинулся с места. Его черные глаза, похожие на панцири жуков, продолжали двигаться, не мигая.
- Как-нибудь в другой раз... - прошептал он и мысленно закончил: Я тебя достану. Я тебя как следует достану. Он повернулся и направился к дому.
Из темных кустов что-то большое и древнее наблюдало, как Стэнли подхватил свой рюкзак и исчез в задней двери дома.

***


На следующий день в школьной столовой Билли Смитерс пересказывал историю, которую его отец (отвечавший за расследование и раскопки странных происшествий на местном кладбище) рассказал ему накануне вечером.
- А когда они открыли гроб, там лежал старик Стил, аккуратно сложив руки на груди. Из ушей у него свисали черви, а из носа выскочил жук.
Все дети за столом испустили коллективое ФФФУУУУУУУУУ! Это привело к тому, что к столу Билли подошло еще больше любопытных детей.
Стэнли, сидевший в одиночестве в другом конце кафетерия, обратил на это достаточно внимания, чтобы отложить бутерброд с ливерной колбасой и сырным соусом пименто.
- О, но это еще ничего, - продолжал Билли, обращаясь к растущей толпе. - Костюм старика ходил ходуном, как попкорн под фольгой. Поэтому мой отец взял лопату и отвернул пиджак, чтобы глянуть, что вызывало это движение…
Группа наклонилась вперед. Наслаждаясь каждой секундой, Билли заставлял их ждать каждое его слово.
- Пиджак был отвернут назад, и... по его телу ползали... - Билли зачерпнул пластиковой вилкой холодные спагетти с мясным соусом и принялся раскачивать макароны, - огромные личинки и черви!
Все дети дружно в унисон воскликнули, ФФФУУУУУУУУУ! Некоторые дети с отвращением отодвигали тарелки с макаронами. Билли знал, чем приковать их внимание к себе, и уже собирался продолжить, когда заметил, что все взгляды переместились ему за плечо. Некоторые дети медленно отвернулись, возвращаясь к своим обедам. Некоторые потупив глаза, расходились. Билли подумал, что скорее всего директор Натсон собирается сделать ему замечание, чтобы он прекратил рассказывать свои страшилки. Но когда он обернулся, то увидел позади себя мальчика-букашку.
- О, привет букашка... - прохрипел Билли и откашлялся. - Привет, Стэнли.
- Они что, ползали по нему и пировали? - спросил Стенли спокойным тихим голосом. - И насколько они были большие?
Билли сглотнул и выронил макароны. Ему нравилось внимание детей, но не Стэнли.
Однажды он поиздевался над мальчиком-букашкой и чуть не был укушен чудовищным тарантулом, таинственным образом появившимся в его рюкзаке после урока физкультуры. Когда он обвинил Стэнли в содеянном перед директором Натсоном, скорпион размером с большого рака выполз из его рюкзака позже, дома. После этого мальчика-букашку не просто игнорировали, его избегали. И не только Билли, но и все дети.
- Я спросил, насколько они большие, - сказал Стэнли, глядя на Билли немигающими черными глазами.
- Эээ... очень большие, Стэнли. Очень большие, - ответил Билли, надеясь, что это и есть тот ответ, который ждал мальчик-букашка.

***


Это был идеальный ответ, и он будоражил воображение Стэнли, когда он проходил мимо кладбища по дороге домой из школы. Разве не здорово было бы иметь в своей коллекции несколько насекомых, питающихся человеческой плотью? Было бы еще круче принести что-то подобное на следующий школьный конкурс "Покажи и расскажи" и наблюдать, как его одноклассники мучаются, пытаясь разгадать тайну, чью плоть ели насекомые. Стэнли не мог не усмехнуться при мысли о том, что всего-то один членистоногий заставит весь его класс чувствовать себя неуютно.

***


Наблюдая на заднем дворе, как жертвенного кузнечика разрывает куча муравьев, Стэнли снова услышал странный щелкающий звук. Он шагнул в заросли сорняков, начав расследование.
Двигаясь в направлении звука, он увидел, как вдали зашевелились кусты. Когда он подбежал к ним, там уже ничего не было.
За исключением большого следа слизи.
Только что-то очень большое могло оставить такой след!
Дрожа от возбуждения, Стэнли пошел по липкому следу - обходя деревья, через поваленные бревна и сквозь кусты. Он завел его так далеко в лес, что Стэнли потерял из виду свой дом. След обрывался в нескольких ярдах от кладбищенской ограды. Именно там он нашел яму в рыхлой земле примерно два на два фута шириной; высокая трава вокруг нее была закручена и плотно уложена против часовой стрелки. Слизь переваливалась через край и падала в яму.
Стэнли подбежал к ней и заглянул в отверстие. Похоже, она выравнивалась в нескольких футах под поверхностью, направляясь прямо к кладбищу.
Не колеблясь, он прыгнул в яму, его ноги погрузились в грязную смесь слизи и рыхлой почвы. Он присел на корточки, чтобы получше рассмотреть вход. Любой другой в здравом уме боялся бы такое делать - ведь тот, кто вырыл эту яму, может поджидать там, злой или голодный. Но только не Стэнли. Страха не было, только возбуждение от того, к чему все это может привести.
Потрепанные корни свисали со всех сторон туннеля, постепенно переходящего в стену тьмы. След слизи начинался на полу, затем полз вверх по стенам к потолку и снова опускался вниз, повторяя один и тот же узор, как будто то, что вырыло туннель, вращалось на 360 градусов, как дрель.
Стэнли должен был увидеть, куда он ведет. Но сначала ему нужен был фонарик и банки для сбора коллекции.
Выбравшись наружу, он оглянулся туда, куда вел подземный ход: прямо под кладбище! Кривая улыбка (обнажившая кривые торчащие зубы) расползлась по его лицу и продолжала расти, пока его нос не сморщился, а черные глазки не стали микробусинками. Если он войдет в эту дыру, о нем заговорит весь город. Стэнли собирался либо наловить питающихся человеческой плотью насекомых для "Покажи и расскажи", либо разгадать городскую тайну - что же заставляло могилы погружаться вглубь земли.
И ответ ждал его в конце дыры размером два на два фута.

***


Наконец Стэнли услышал шаги родителей в коридоре, удаляющиеся к их комнате. Он так сильно хотел, чтобы они легли спать; предвкушение этого маленького приключения заставляло его покусывать нижнюю губу практически до крови. Услышав, как закрылась их дверь, он вылез из-под одеяла полностью одетый, натянул ботинки, затем схватил фонарик и стеклянную банку с прикроватной тумбочки. Он посмотрел в темный лес из открытого окна своей спальни. Когда прозрачные занавески захлопали вокруг него от набегающего ветерка, Стэнли сильно прикусил нижнюю губу. Соленый, медный привкус наполнил его рот, убеждая, что все по-настоящему.
Потом Стэнли выпрыгнул в окно. Подобно переходу куколки в имаго, метаморфоза из мальчика в городскую легенду шла полным ходом.

***


Он посветил фонариком в дыру, в последний раз проверил периметр вокруг себя, убеждаясь, что за ним не следят, и нырнул прямо внутрь. Через несколько секунд он уже пробирался сквозь землю к кладбищу. Проход был тесен, даже для такого тощего как Стэнли. С фонариком в одной руке и стеклянной банкой в другой, он кряхтел и фыркал, продвигаясь все глубже и глубже. Подобно тому, как кошка использует свои усы, Стэнли знал, что если его костлявые плечи смогут пролезть, то и все остальное тело тоже сможет. Продолжая ползти по тесному пространству, он молился, чтобы туннель поскорее расширился. Стэнли двигался в быстром темпе и уже начинал уставать. Его сердце бешено заколотилось от осознания того, что если он упрется в тупик, где не сможет развернуться, или если туннель станет намного уже, у него может не хватить сил ползти назад, чтобы выбраться из туннеля.
Он застрянет.
Задохнется.
НЕТ!
Все это было проверкой. Испытанием, возможностью увидеть, достоин ли он трансформации. Он доберется до другого конца. Он просто обязан продолжать двигаться вперед.
После нескольких футов безумного передвижения, основанного исключительно на инстинкте, стены, казалось, отступили от него. В свете фонарика он разглядел, что туннель открывается на обширное пространство. Приветливый ветерок обдувал лицо, разрезая толщу горячего воздуха вокруг него. Добравшись наконец до выхода, Стэнли рванулся вперед, выталкиваясь из грязного туннеля. Как младенец, выскочивший из утробы, он с глухим стуком приземлился на грязный пол и лежал, хватая ртом воздух. Когда пыль рассеялась и он смог отдышаться, Стэнли встал на колени и посветил фонариком вокруг.
Он находился в центре подземной системы. Подобно системе кровообращения, ее подземные ходы выступали в роли артерий, проходящих через Мать-Землю во всех направлениях. Многочисленные туннели прошивали стены, потолок и пол; некоторые были больше и шире других. Потрепанные корни свисали и расходились во все стороны, как замысловатый узор вен.
Он подошел к одному из туннелей и посветил фонариком внутрь. Казалось, он был заблокирован завалом из гниющего дерева и земли. Что-то металлическое отразилось в свете фонарика. Что-то золотое... нет... латунное... латунный стержень, обрамленный декоративными конструкциями. Стэнли было любопытно, каким образом потускневшая латунь застряла там. И тут его осенило. Его лицо сморщилось от широкой улыбки, придавая ему вид крысы в свете фонарика.
Это были латунные ручки разваливающегося и гниющего гроба. А это означало, что чуть дальше за гробом лежал разлагающийся и гниющий труп. А внутри этого трупа могут быть пухлые и сочные насекомые для "Покажи и расскажи". Гробы, вероятно, погружались не из-за того, что глупые горожане считали каким-то дурацким растворяющимся известняком, а от того существа, что рыло эти туннели. Стэнли снова осветил пещеру, и впервые за долгое время здравый смысл возобладал. Он имел дело с чем-то большим, гораздо большим, чем то, к чему он привык. Это существо было огромным. Скорее всего, оно могло бы проглотить его одним глотком. Может быть, ему стоит уйти, прежде чем...
Нет! К черту! Он собирался собрать несколько насекомых. Просто ему нужно это сделать по-быстрому.
Стэнли отвинтил крышку банки из-под майонеза и полез в туннель покопаться в гниющем гробу.
Сзади послышался знакомый щелкающий звук.
Стэнли на мгновение замер, а затем поспешил обратно из дыры. Его фонарик лихорадочно шарил по сторонам. Луч остановился в углу пещеры на куче рыхлой земли. Стэнли шагнул вперед, ожидая увидеть за ней большую дыру. Его глаза-бусинки расширились (насколько это было возможно), а брови взлетели вверх.
Это была не дыра. А гнездо.
Куча, с небольшим углублением в центре, была подобна огромному бандт-кексу. Ее середина представляла собой мешанину листьев и корней с пятью самыми большими червями, которых он когда-либо видел, покоящимися сверху - точно вишенки на пломбире. Черви были белыми, жилистыми и блестящими; каждый напоминал очищенный банан (и был точно такого же размера).
Чтобы лучше рассмотреть, Стэнли подошел к гнезду поближе, подсвечивая фонариком. Черви извивались и с влажным звуком отодвигались от яркого света, оставляя за собой тягучий след соплей.
Они были потрясающими. Просто идеальны.
Стэнли одобрительно кряхтел, подпрыгивая от возбуждения, как шимпанзе в период течки. Хотя было не похоже, что эти существа пируют на человеческой плоти, своим одноклассникам можно было немного и приврать.
Воткнув фонарик в мягкую землю так, чтобы луч падал в гнездо, Стэнли схватил палку и начал запихивать червей в банку. Четыре из них едва туда влезли. Единственный оставшийся червь хаотично передвигался взад-вперед, чувствуя, что его бросили. Стэнли плотно закрутил крышку и снова повернулся к одинокому червю в гнезде. Он поместил палку в центр его извивающегося тела.
Он просто обязан был увидеть, из чего червь состоит.
Стэнли надавил. Когда палка пронзила его тело, червь начал извиваться в агонии. Стэнли рассмеялся и надавил еще сильнее. Червь издал визгливый звук, и один его конец раскрылся, обнажив острые жвала. Стэнли поднял его, чтобы поглазеть на сжимающуюся пасть и насладиться его агонией. Тень на стене скрывала жестокость происходящего, делая его таким же невинным, как турист, дующий на свой насаженный на вертел хот-дог, только что вынутый из костра. Но хот-доги так не кричат, если только их не разогревать в микроволновке слишком долго.
Стэнли не мог поверить в размер этого... рта. Рот, который был полон острых зубов прямо за хлопающими жвалами. Червяк размером с банан? И с зубами! Ребята на "Покажи и расскажи" наверняка надуют желтенького в штаны!
Банка в его руке завибрировала. Он поднес ее к свету и увидел, как четыре пойманных червяка мечутся взад и вперед. Они почувствовали страдания своего брата и в ответ так сильно бились о стекло, что Стэнли испугался, как бы они не разбили банку. Существо на палке завизжало громче, его мучительные крики эхом разносились по всей пещере.
И тут, к ужасу Стэнли, из глубины одного из туннелей нечто завизжало в ответ. Нечто с гораздо большим басом и чертовски мощным звучанием.
Он бросил пронзенного червя на землю и растоптал его теннисной туфлей. Почувствовав, что он все еще движется под его подошвой, Стэнли сильнее надавил на него, вращая ногой взад и вперед точно так же, как это делает его дедушка, туша сигарету. Сжимая в руке набитую червями банку, Стэнли схватил фонарик и попятился с грязной смесью крови и слизи, прилипшей к ботинку.
Земля задрожала, и из туннелей противоположной стены донесся гулкий рев.
Стэнли подбежал к отверстию, откуда, как ему показалось, он пришел. Он не был в этом уверен. Но это и не имело значения. Он никак не мог убежать, со скоростью улитки уползая на животе от того, что надвигалось на него. Он должен был сбегать через туннель, достаточно большой для того, чтобы ползти на четвереньках и надеяться, что это самый быстрый путь обратно на поверхность - и тот, который не приведет в тупик.
Грохот усилился. Облако пыли вырвалось из дыры прямо над его плечом.
Стэнли прыгнул в самый большой туннель и пополз так быстро, как только мог. Черви в банке вертелись все быстрее и быстрее. В голове появилась мысль оставить их, но находка была слишком грандиозна, чтобы отказаться от нее. Он собирался выбраться из лабиринта и забрать с собой червей.
Стэнли поднимал за собой облако пыли. Если он остановится и пыль переместится в его направлении, то наверняка задохнется. Он должен постоянно двигаться вперед.
Ход извивался туда-сюда. Всего в нескольких поворотах позади он услышал оглушительный рев. Черви в банке завизжали в ответ.
Мать приближалась.
Он не оглядывался и на уже пекущих ногах и руках старался двигаться быстрее. Его левое колено скользнуло по грязи и ударилось о камень. Стэнли растянулся плашмя. Фонарик вылетел у него из рук. Луч крутился и подпрыгивал, освещая его, как прожектор. Стэнли оглянулся и увидел, что он освещает мутный туннель у его ног.
Пыль сдвинулась, как приливная волна, на мгновение втянулась обратно, а затем с ревом устремилась к нему. Сила от чего-то приближающегося, чрезвычайно большого толкнула воздух вперед.
Перевернувшись на спину в поисках любого ближайшего выхода из туннеля (и с пути приближающейся разрушительной силы), Стэнли увидел дыру в земляном потолке. Он сунул в нее руку и быстро ощупал кругом. Она была достаточно большой, чтобы он мог в ней спрятаться. У него не было выбора, так как тварь была почти рядом с ним.
Он схватил фонарик, при этом стукнув им по стене. Лампочка мигнула и погасла. Прежде чем все погрузилось в темноту, Стэнли увидел две вещи, которые отпечатались в его мозгу, как призрачный образ от фотовспышки: точное местоположение отверстия наверху и огромный открытый рот со жвалами, заполнивший весь туннель и приближающийся из-за угла к его ногам, готовый проглотить его целиком.
Все еще сжимая банку и фонарик, он нащупал дыру, прикинул направление и бросил свое тело в нее. Не учтя высоту в его новом убежище, Стэнли черепом врезался в твердый, плоский потолок. Раскаленная добела боль рикошетом прокатилась по его мозгу, заставив мышцы на секунду расслабиться. Фонарик и банка упали ему на бок. Стэнли благополучно втащил ноги в дыру и поднял дрожащие руки к ноющей голове.
Грохот внизу становился все сильнее.
От вибрации банка скатилась к его ногам. Судя по звуку, она остановилась на чем-то похожем на дерево. Может быть, корень дерева?
Грохот сразу же прекратился, и все стихло.
Стэнли подождал, пока вращающиеся звезды в его голове утихнут, затем перевернулся в тесном помещении и пощупал руками над собой, обнаружив, что у него осталось всего около фута пространства для маневра. Это был не выход, но достаточно хорошее укрытие, пока существо внизу не двинется дальше. Ему нужно было найти фонарик, чтобы точно увидеть, где он находится и ведет ли отсюда другой ход.
Он уловил тошнотворное зловоние и решил, что, вероятно, наложил от страха "шоколадок" в штаны. Его одежда промокла от пота, так что было трудно сказать, обмочился он к тому же или нет. Наверное, да. Но это не имело значения. Когда он выберется отсюда, то просто закопает свою одежду где-нибудь в лесу, где ее никто не найдет, и пока еще темно, голышом прокрадется в спальню.
Он перевернулся на живот в поисках фонарика. Его руки нащупали что-то мягкое, напомнившее ему мамино покрывало. Затем они почувствовали что-то твердое в одних местах и мягкое в других. Он продолжал шарить в темноте, пока не нашел холодный алюминиевый тубус фонарика.
Пол задрожал. Стэнли замер.
Медленный, ровный, пульсирующий ритм наполнил его уши.
Стэнли выждал еще мгновение, затем хлопнул ладонью по фонарику.
Лампочка мигнула, и перед ним мелькнул ухмыляющийся череп.
Затем все снова погрузилось в кромешную тьму.
В темноте глаза-бусинки Стэнли расширились (насколько это было возможно) от ужаса. Он снова ударил по колбе в надежде, что то, что он увидел, не было реальным. Стэнли потряс фонариком и еще раз ударил по нему.
Лампочка вспыхнула и осветила его укрытие.
Он был внутри гроба. Шесть футов под землей.
Гниющий, наполовину съеденный обитатель улыбнулся ему, приглашая своего новообретенного соседа по комнате на некоторое время остаться.
Стэнли вскрикнул от ужаса, когда понял, что дыра, в которую он, как ему казалось, заполз для безопасности, на самом деле была дном гниющего гроба. Он посмотрел вниз на отверстие, в которое по ошибке пролез, но увидел, что оно закрыто чем-то - чем-то, напоминающим слизистый и жилистый шар. Стэнли нажал на него, пытаясь освободить проход, но его рука соскользнула с гладкой поверхности. Он толкнул сильнее, затем постучал по нему, но безрезультатно. Шар запульсировал, и оглушительный рев снизу сотряс пол, на котором он лежал.
Существо блокировало его своим огромным телом.
Стэнли вертелся на месте, дрыгая ногами в тесном гробу и колотя кулаки по крышке. Усилилось потоотделение. Поднятая им пыль щипала глаза. От глубоких вдохов его грудь расширялась, а стенки гроба сжимались вокруг него, как удав. Воздух стал гуще. Стало труднее дышать. Его легкие начали гореть. Слезы, сопли и слюна превратились в отвратительные мутные струйки, стекавшие по лицу. Его удары и пинки становились все более неистовыми. Он вот-вот задохнется. Он не мог умереть вот так!
И он с силой ударил ногой.
Звон разбитого стекла эхом отразился в его ушах.
Стэнли посветил фонариком себе под ноги.
Четыре червяка были окружены осколками банки из-под майонеза. С идеальной синхронностью они перевернулись, оказавшись лицом к лицу со Стэнли и завизжали. Бурная ответная реакция снизу снова сотрясла гроб, подняв слой пыли и засорив воздух, в котором Стэнли отчаянно нуждался. Как змеи, готовые нанести удар, они приподнялись.
Жвалы раздвинулись. На свету поблескивали ряды острых как бритва зубов.
Прямо перед тем, как они несли удар, Стэнли истошно закричал.

***


Когда над головой сияла полная луна, Билли Смитерс шел через кладбище домой от друга. Стуча палкой по каждому надгробию, мимо которого он проходил, он замер, услышав приглушенные, мучительные крики, доносившиеся из-под его ног. Земля, на которой он стоял, сдвинулась и опустилась примерно на шесть дюймов. Прежде чем пыль, только что поднятая землей, успела осесть, Билли выбежал из кладбищенских ворот и побежал по фермерской дороге, визжа громче, чем поросенок, которого оторвали от материнского соска.

***


На следующий день бригада рабочих во главе с Уильямом Смитерсом-старшим выкопала могилу, погрузившуюся накануне ночью. Билли-младший стоял рядом с отцом и заглядывал в шестифутовую (с половиной) дыру в земле. Когда подняли крышку, белая бархатная подкладка оказалась пропитана кровью. Недоеденные останки Стэнли Тиббетса лежали рядом с законным обитателем гроба. Разбитая банка с крышкой от майонеза "Хеллманн" лежала у их ног.
Рабочие были озадачены тем, как мальчик попал в гроб, похороненный под шестью футами земли. Это было похоже на иллюзиониста, пытающегося провернуть какой-то дурацкий трюк, который пошел наперекосяк. Хотя большинство мужчин, смотревших на двойную могилу, не признавались в этом, все они разделяли общую мысль: Да, этот мальчик был странным. Псих, давно не друживший с головой. Наверное, Господь наконец сжалился и проявил Свою милость. Неисповедимы пути Господни, вот что это значит.
Билли Смитерс-младший смотрел на своего недоеденного одноклассника и бывшего школьного пугала несколько иначе. Не знаю как, но похоже, что мальчику-букашке наконец-то надрали задницу, - подумал он и спрятал улыбку, пытающуюся расплыться на его лице.

Перевод: Игорь Шестак


Похожие материалы


Комментарии



Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0