«Эмили» Тим Каррэн
18:30
«Эмили» Тим Каррэн
Категория: Страшные истории Автор: Admin 09.10.2020 Просмотры: 51
Эмили умерла, но затем вернулась к жизни, только вот она уже не та маленькая безобидная девочка, которой была раньше...

Эмили



Когда Эмили поднялась из могилы, мать уже ждала. Увидев маленькую Эмили, она тут же начала трястись и всхлипывать. Из ее горла вырвался прерывистый крик, когда ее поразила грандиозность воскрешения дочери. Она упала на колени в слизистую жижу, задыхаясь и тараща глаза, не в силах произнести ни слова.
Эмили просто стояла, ее белое погребальное платье было мокрым и темным от кладбищенской земли, которая спадала пластами. Даже в тусклом лунном свете ее лицо было бледным, как мрамор надгробия, а глаза огромными, черными и пустыми.
- Эмили? - сказала мама, захваченная каким-то маниакальным водоворотом абсолютной радости и абсолютного ужаса. - Эмили?
Эмили просто смотрела на нее, совершенно равнодушная к происходящему. Капли дождя катились по ее бледному лицу, как слезы. Наконец она улыбнулась, потому что именно этого и хотела мама. Она усмехнулась, и мать отшатнулась, как от пощечины. Эмили уже давно не улыбалась, и улыбка получилась слишком кривой и зубастой.
- Мама, - сказала она сухим и скрипучим голосом, как лопата, которую тащат по бетонной крышке гробницы.
Мать шагнула, сначала неуверенно, но эта бесконечная неделя траура выжала из нее все соки, и она больше не могла видеть, как это неправильно, как это неестественно и безумно. Поэтому она, спотыкаясь, подошла к Эмили и обняла ее, прижимая к себе под дождем, не обращая внимания на зловонный запах, исходивший от ее дочери.
- Я молилась об этом, детка! Я молилась, я желала, я надеялась, и я никогда, никогда, никогда не теряла своей веры! - сказала мама. - Я знала, что ты вернешься! Я знала, что ты вернешься ко мне! Я знала, что на самом деле ты не умерла!
Эмили не обняла её в ответ.
На самом деле тепло материнской плоти слегка отталкивало ее... даже несмотря на аппетитный запах. Она чувствовала, как мать обнимает ее, но это не трогало ее. Эмили вышла из могилы с определенными потребностями и желаниями, но любви и привязанности среди них не было.
Но мама ничего этого не видела и главным образом потому, что не хотела видеть. Горе сокрушило ее, и скорбь затмила ей глаза. Безумие, которое приходит с потерей ребенка - это особое безумие, суровое и ошеломляющее, цельное и всеобъемлющее. Поэтому мама просто согласилась. Больше ничего не было. Просто принятие.
Мать все говорила и говорила о том, как она молилась и желала воскрешения Эмили, как она мрачно сидела в своей спальне ночь за ночью, глядя на пламя единственной свечи и желая, чтобы ее маленькая девочка снова ожила. И как прошлой ночью ей приснилось, что Эмили открыла глаза во мраке своей маленькой жемчужно-белой шкатулки, и как она знала, что придет сегодня вечером с лопатой, чтобы освободить своего ребенка.
- Но ты же не умерла, детка! - повторяла мама снова и снова. - Я сказала им на поминках и на похоронах, но они мне не поверили! Они не поверят, что моя маленькая девочка не умерла! Но я-то знала! Я знала! Я знала, что ты не умерла!
- Да, мама, - ответила Эмили.
Но мама и этого не слышала.
Теперь остались только ее иллюзии, которые превратились в высокую, крепкую кирпичную стену, сквозь которую не могли пробиться такие вещи, как разум и порядочность. Она вернула свою Эмили, и это все, что имело значение, это действительно все, что имело значение. Эмили вернулась... или что-то похожее на нее.
- Помоги мне, малыш, - сказала мама, стоя на четвереньках и заталкивая мокрую землю обратно в могилу. - Мы должны скрыть это, чтобы люди не задавали вопросов. Ты же знаешь, как они задают вопросы. Но я не позволю им снова забрать тебя у меня.
Но Эмили не стала помогать.
Она просто стояла там, все еще улыбаясь, наблюдая, как мать заполняет могилу, наблюдая, как она плачет, рыдает и издает смешные, высокие звуки глубоко в горле. Честно говоря, Эмили не видела смысла в том, чтобы засыпать могилу. Она не пробыла среди ходячих мертвецов достаточно долго, чтобы понять, что нужно быть осторожной, нужно хранить в тайне все, что связано с ее восхождением.
Но это придет с опытом.
Как и все остальное.
Память Эмили не пострадала, она была хитрой и умной. Она научится. Ибо по существу она все еще была ребенком и имела детскую любовь к игре и притворству. Поэтому она решила, что будет не так уж трудно притвориться безобидной маленькой девочкой.
Пока мать трудилась, Эмили осматривала кладбище, склепы, памятники и камни, наслаждаясь этим местом и думая, что ей хотелось бы приходить сюда почаще. Но не слишком часто. Если она это сделает, рано или поздно ее заметят, и тогда игра закончится. Люди ожидали, что мертвые маленькие девочки останутся в своих гробах, им не нравилось, что они бродят по кладбищам ночью.
Даже Эмили это знала.
Мать зарыла могилу, грязная с головы до ног, только глаза и зубы белые и блестящие, как у старого водевильного актера в черном лице. Все делало ситуацию ещё более абсурдной. Она подошла прямо к Эмили и обняла ее, сморщив нос от запаха, но все равно продолжала обнимать. Толстый, извивающийся дождевой червь выпал из спутанных волос Эмили, и мать вскрикнула. Но даже это она в конечном счете проигнорировала.
- Пойдем домой, детка, - сказала она. - Давай уйдём из этого ужасного места.
Эмили позволила увести себя за руку между покосившимися камнями и сводами, покрытыми лианами. Она не хотела уходить. Ей хотелось бегать по этому месту, петь и танцевать, прятаться за камнями и выпрыгивать в холодный лунный свет. Запах разлагающейся земли и гниющих гробов, крошащейся плоти и пожелтевших костей заинтриговал ее, заставив заурчать в животе. Ей хотелось зарыться голыми руками глубоко под землю и жевать все подряд.
Но мама этого не допустит.
Они прошли через ворота, и вдалеке зазвонил церковный колокол, отбивая полночь. Это было идеальное время для воскрешения, и Эмили это знала. И, зная это, она хихикнула. Потом они сели в машину, и Эмили вспомнила, что не была в машине с той ночи, когда у нее лопнул аппендикс и началась инфекция. Она почти ничего не помнила, только лихорадку, боль и плач матери у ее постели.
- Теперь все будет хорошо, малыш, - сказала мама. - Вот увидишь. Мама все сделает правильно.
Эмили продолжала ухмыляться, чувствуя пустоту в животе и желая впиться зубами в кусок мяса. Она подумала о хрустящих костях и сером мясе, и от этих мыслей у нее заурчало в животе. Если бы не жара в машине, в которой они ехали, все было бы прекрасно. Эмили сидела там, пока они ехали в город, вспоминая все, что было раньше, но не связывая это ни с чем теплым.
Она знала только голод.
- Поговори с мамой, детка, пожалуйста, поговори со мной.
Так Эмили и сделала.
- Я хочу есть, - сказала она.

***



Дома мама сказала ей, что они должны вести себя тихо. Очень тихо, потому что Джордж спал наверху, и они не хотели его будить. Пока нет. Не раньше, чем мама успеет объяснить некоторые вещи. Но Эмили все поняла. Когда вы выходите из могилы, некоторые вещи должны быть объяснены. Она прекрасно помнила Джорджа. Джордж был ее отчимом, мужем матери. Не настоящий отец Эмили, потому что он давно умер. Джордж любил Эмили, когда она была жива. Он водил ее в зоопарк и цирк, ходил с ней по магазинам, покупал ей разные вещи и помогал делать уроки. Джордж был очень мил. Но, как и все остальное, сейчас с Джорджем не было связано никакой нежности. Он нравился Эмили и раньше, и, может быть, даже понравится сейчас... когда он остынет.
- Первое, что мы должны сделать, это привести тебя в порядок, - сказала мама.
Сначала мама привела себя в порядок и заставила Эмили подождать в ее старой спальне. Эмили посмотрела на плакаты на розовых стенах, на кровать принцессы с подушками, на книги, компакт-диски и куклы, выстроившиеся в ряд на полке. Для нее это ничего не значило. Просто вещи, которые она когда-то собирала, но не больше. Она не знала, как они помогут добыть ей мясо, поэтому они не имели никакой практической ценности. Кровать была мягкой на ощупь. Эмили это не понравилось, как и чистый запах моющих средств на покрывале "Красавицы и Чудовища".
Что ей действительно нравилось, так это зеркало.
Она помнила, как любила надевать нарядную одежду и смотреть на себя в ней. Теперь она смотрела на себя в нем. Она выглядела... изменившейся. Она была очень худой, с очень белой кожей, серыми тенями под глазами и почти черными губами. Все еще ухмыляясь, ее зубы казались длинными и узкими, а между ними застряла какая-то жёлто-черная дрянь. Ее десны посерели, а губы сморщились.
Эмили нравилось, как она выглядит.
Ей нравилось пятно грибка у горла, земля, прилипшая к ее белому кружевному платью. Жук, ползающий по ее лбу, и личинка, извивающаяся на щеке. Особенно ей нравились ее большие черные глаза, которые, казалось, никогда не мигали. Они смотрели и смотрели, широко раскрытые и оцепеневшие. Она подняла руки - ее пальцы были костлявыми, кожа серой и казалась грязной и влажной.
От неё исходил зловонный запах.
И это было совершенно восхитительно.
Мама отвела ее в ванную и вымыла под струей горячей воды. Жара была невыносимой, и Эмили чуть не стошнило. Мама вымыла ей голову и вымыла ее розовым мылом, скребла и скребла, стирая с нее могильную грязь и пятна зеленой плесени, которые росли на ее щеках и руках. Эмили не любила, когда ее мыли. Мыло пахло ягодами и сиренью, а шампунь-кокосовым орехом, и это вызывало у нее тошноту. Ей нравился другой запах. Запах червивой земли и бальзамирующей жидкости, гниения и атласа гроба.
Но мама и этого не понимала.
Она одела Эмили в пижаму цвета лаванды, ту самую, с танцующими симпатичными единорогами. Эмили вспомнила, что и раньше любила единорогов, но теперь все изменилось. Она больше не думала об единорогах. Она думала только о погребении. И мясе.
На кухне Эмили почувствовала другой запах, просачивающийся сквозь аромат мыла и шампуня - мама приготовила ей поесть. Тост и шоколадные хлопья. На подходе вафли и картофель фри. Но Эмили этого не хотела. Она не хотела подслащенных хлопьев или хлеба, пиццы или домашних пирогов. Она хотела совсем другого.
- Ты должна что-нибудь съесть, - сказала мама. - Ты... ты такая худая.
- Я хочу есть, - сказала Эмили.
Мама стала рыться в шкафах и холодильнике, пытаясь найти что-нибудь, что могло бы понравится Эмили. Эмили тошнило от запаха всего, что предлагала мама. Но был и другой запах, интригующий. Когда мама повернулась к ней спиной, Эмили последовала за ним к его источнику: мусорному ведру под раковиной. Там, среди яичной скорлупы, старых листьев салата и выброшенных салфеток, к пенопластовой коробке прилипло несколько кусочков сырого гамбургера. Они были обесцвечены и дурно пахли. Эмили начала вылизывать их, соки текли у нее во рту от чудесного вкуса и восхитительного гнилостного запаха.
- Эмили! - сказала мама, вырывая коробку из холодных белых рук. - Ты не можешь это есть! Это отвратительно! Там полно микробов!
- Я хочу есть, - сказала Эмили.
А потом она услышала шаги на лестнице и поняла, что это Джордж. Она чувствовала запах его одеколона, и это было отвратительно. Но и там был хороший, вкусный запах. Возможно, какой-то вонючий сок от оттаявшего мяса, который он случайно капнул на носок. Всего лишь пятнышко, без сомнения, но Эмили почувствовала его запах, и у нее потекли слюнки.
Мать услышала приближение Джорджа, но слишком поздно, чтобы что-то предпринять. Широко раскрыв испуганные глаза, она посмотрела на Эмили.
- Прячься! - прошептала она. - Залезай в кладовку.
Так Эмили и сделала.
Джордж вошел в кухню.
- Господи, Лиз, где ты была? Ты заставила меня очень волноваться.
- Надо было кое-что купить, - сказала мама.
- В такой час?
Эмили чувствовала, что мать чего-то опасается. Она чувствовала запах пота, струящегося по ее шее, слышала ровное биение своего сердца.
- Некоторые заведения открыты двадцать четыре часа в сутки, - сказала мама, быстро соображая.
Как кладбища, - подумала Эмили.
Джордж немного поворчал.
- Что за запах? - спросил он. - Пахнет так, будто кто-то умер.
Эмили тихонько хихикнула.
- Это... это мусор, - сказала мама. - Я как раз собиралась его выбросить.
О, мамины соки теперь были горячими, ее нервы звенели от электричества. Ее ладони вспотели, губы дрожали. Джордж очень расстроил ее. Эмили это показалось забавным. Это была игра, в которую играла мать, роль, которую она играла с Джорджем.
Джорджу это, похоже, не понравилось.
Он прошел дальше в кухню. Эмили видела его из темноты кладовки, спрятавшись среди полок с консервами и сушеными макаронами, мешков с картошкой и луком, которые пахли очень остро, хотя и не неприятно.
- С тобой все в порядке, Лиз? Ты выглядишь не очень хорошо. Ты хорошо себя чувствуешь? Ты же знаешь, что сказал доктор. Ты через многое прошла, тебе нужно отдохнуть.
- Я в порядке, - сказала ему мама. - А почему бы мне не быть в полном порядке?
Эмили ухмыльнулась из своего укрытия. Хотя в кладовке стоял резкий запах сушеных продуктов и овощей, она чувствовала запах сока, упавшего на носок Джорджа. Это было опьяняюще.
- Лиз... давай, милая, поговорим, ладно? Скажи мне, что у тебя на уме. Это Эмили? Давайте поговорим об этом.
- Я не хочу об этом говорить, - сердито сказала мама.
Джордж подошел к ней.
- Дорогая, пожалуйста. Она умерла. Мы должны принять это, мы должны жить дальше.
- Она не мертва! - сказала мама, ее глаза наполнились слезами, голова качалась из стороны в сторону. - Она вовсе не умерла!
- Лиз…
Мама была права, а Джордж ошибался, но он ничего не понимал. Он ничего не мог понять, потому что это было частью игры. Эмили решила, что пришло время научить его этой игре, чтобы он тоже знал. Она вышла из кладовки, широко раскрыв глаза и улыбаясь бледным ртом.
- Ку-ку! - сказала она.
Джордж буквально подпрыгнул. Он смотрел, его глаза расширились, рот открылся, а голова начала яростно дергаться взад и вперед. Его румяное лицо побелело до цвета кости. В ту долю секунды, когда он осознал это, он начал дышать очень быстро, вдыхая и выдыхая, как будто ему не хватало воздуха.
- О, нет! О, нет! О нет! О, боже, нет! Этого не может быть! ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ! ЭТО НЕВОЗМОЖНО!!!
Он был напуган, и Эмили это знала.
Он был напуган до смерти, сердце бешено колотилось, легкие скрежетали, от него исходил резкий и отвратительный запах пота от страха. Что-то такое, что Эмили чуяла так же, как и дикое животное. Правда, она не знала, действительно ли он боится или просто притворяется, как они делали это каждый год на Хэллоуин.
Поэтому она прыгнула на него и зашипела, оскалив зубы и превратив пальцы в когти.
Джордж закричал и упал на мать, которая все пыталась объяснить, плакала и задыхалась, ее голос дрожал и был совершенно безумным. Ведь именно этого они оба и хотели, не так ли? Это то, что им обоим было нужно... Эмили вернулась к ним. И вот теперь она была здесь. И разве это не чудесно? Разве это не было абсолютным чудом? НУ, РАЗВЕ НЕ ТАК? Именно это мама все время повторяла... или пыталась сказать... но Джордж ее не слышал. Он только пытался вырваться, а мать держала его, крича все громче и громче о том, какое это чудо. А потом они начали драться. Джордж был не в себе, и мама пыталась удержать его, а он бил ее, обзывал, а она плакала и тряслась, и это была отвратительная сцена.
- Это ненормально! Это неестественно! Посмотри на эту чертову штуку! Это не твоя дочь! Это не Эмили! Это вещь из гребаной могилы!
Они упали на пол, сражаясь, Эмили не понравилась их борьба. От Джорджа будут одни неприятности. Поэтому Эмили вытащила из шкафа металлический молоток для отбивных и обрушила его ему на голову, наслаждаясь мясистым звуком, который издавал его череп. Она опускала его снова, и снова, и снова, кровь брызгала ей в лицо и резко контрастировала с белой, покрытой шрамами кожей.
- Нет, Эмили! - закричала мать. - Нет, нет, нет! Прекрати! Прекрати!!!
Эмили остановилась, а тело Джорджа лежало тихо и неподвижно. Эмили смотрела на него сверху вниз, потому что так он нравился ей больше. Теперь он не доставлял ей хлопот. Теперь она была счастлива. Эмили посмотрела на конец молотка. С него капала кровь, кусочки мозга, пряди волос. Она поднесла его ко рту и прижалась к нему языком. Это было вкусно, поэтому она начала слизывать жидкость и выплевывать волосы. Это было вкусно... хотя слишком тепло, чтобы быть по-настоящему вкусным.
- Эмили! Эмили! Эмили! - воскликнула мама, снова испугавшись. Она была сердитой или просто несчастной. - Не делай этого! Не делай этого! Ты меня слышишь?
Эмили услышала ее.
- Но мне нравится, - сказала она.
От этого у мамы внутри что-то оборвалось. Она прижалась к холодильнику, всхлипывая и дрожа, и на ее лице появилось странное выражение. Она заговорила сама с собой, пристально глядя на неё не моргая. Иногда смеялась, чтобы Эмили думала, что все в порядке. Мама снова сходила с ума, как тогда, когда Эмили впервые вышла из могилы. бедная мать. Если бы Эмили была способна на сострадание, она, возможно, пожалела бы ее. Мать просто сидела с таким ужасным выражением на лице, как будто часть ее разума, возможно, важная часть, была засосана в какую-то черную бездонную пропасть.
- Смотри на меня, - сказала Эмили и опустилась на колени рядом с трупом Джорджа.
Голова Джорджа была размозжена, и оттуда что-то просачивалось - прозрачное, красное, серое и комковатое. Эмили погрузила пальцы в его череп, как будто это был горшок для фондю, такой же, как у них был на ее седьмом дне рождения в прошлом году. Она обмакнула пальцы и облизала их. Все было очень вкусно. Ее голод был так силен, что облизывания пальцев было недостаточно. Она схватила череп Джорджа и разломала его на части пальцами, слизывая сладкое красное желе внутри, всасывая нити ткани и маслянистые мягкие складки серого вещества.
Мать просто смотрела в никуда, ее рот двигался, но слова не выходили.
Эмили вылизывала череп, пока не наелась досыта. Внутри он был чистым, сверкающим и белым, как только что вымытый горшок. Там было еще много вкусного, но Эмили была сыта. На сегодня.
Ее бескровное лицо было перепачкано кровью, Эмили просто стояла над матерью, улыбаясь ей.
Наконец глаза матери начали фокусироваться.
- О, Эмили, - сказала она, стуча зубами. - Ты не можешь... ты не можешь есть мертвых.
- Да, могу, - ответила Эмили. - Мне нравится этот вкус.

***



Маме не нравилось делать то, что она делала потом, но она делала это потому, что была вынуждена. Она должна защитить Эмили, и она сделает все, что потребуется. Она так любила Эмили и постоянно твердила ей об этом. Но Эмили ничего не понимала, потому что всякий раз, когда она думала о таких людях, как мама, внутри нее был только холод, ледяные кристаллы и кладбищенская земля, ничего больше... кроме голода.
- Джордж ничего не понял, Эмили, - сказала мама, подтаскивая тело к задней двери. - Я хотела, чтобы он понял, но он не хотел, он просто не понимал, как все это прекрасно. И мы будем скучать по нему, но мы не можем допустить, чтобы он доставлял нам неприятности, не так ли?
Эмили покачала головой. Она уже поняла, что не любит людей, которые причиняют ей неприятности.
Мама обо всем позаботилась.
Она вытащила тело Джорджа на задний двор, вырыла глубокую яму в цветнике и закопала его там. Это была хорошая яма, - подумала Эмили, там, в богатой черной почве под раскидистыми ветвями старого дуба, где все еще висели качели Эмили. Ей хотелось лечь рядом с Джорджем, быть похороненной вместе с ним. Вся эта грязь была бы хороша, но мама сказала "нет".
Потом мама заперла Эмили в ее комнате и ушла к себе.
Эмили сидела на полу, думая о холодных вещах, мраморных камнях и увядающих похоронных цветах, мертвых листьях, развеянных по церковным дворам, и закопанных ящиках, наполненных вкусной едой. Кроме этого, она оглядела свою комнату в темноте. Маме нужен был свет, и Эмили привыкла к нему, но теперь она очень хорошо видела в темноте. Совсем как кошка. Она смотрела на свои игрушки и игры, и все это ее больше не интересовало. Теперь у нее были другие интересы.
В ту ночь мама долго не могла заснуть, и Эмили слышала, как она плачет и разговаривает сама с собой. Пока Эмили ждала, она разглядывала свои книги в лунном свете, проникавшем сквозь забрызганное дождем оконное стекло. У нее было много книжек с картинками. Принцессы, милые животные и маленькие девочки бегают и играют. Ей нравились фотографии маленьких девочек. Они вызывали у нее чувство голода.
Когда мама уснула, Эмили выскользнула из окна и вышла в сад. Воздух был прохладным и влажным, и ей это нравилось. Стоя на четвереньках, она откапывала Джорджа, и он был милым и холодным. И очень вкусным. Особенно мясо из его горла и все то, что было внутри его живота. Когда она закончила, Эмили снова зарыла его, потому что понимала, что некоторые вещи - такие как обед, ужин и завтрак - должны храниться в секрете.
Эмили любила секреты.
Она знала много такого, чего не знали другие.
Но она никогда не скажет.

***



Следующие несколько дней Эмили и мама начали новую совместную жизнь. Все было не совсем так, как раньше. Но Эмили не возражала. Ей нравилось наблюдать за матерью и ее безумием. То, как она говорила, когда в комнате никого не было, и то, как она иногда плакала. Ее глаза были очень красными, а руки дрожали. Иногда она смотрела на Эмили с отвращением, а иногда смотрела так, словно боялась ее. Эмили не возражала, потому что мама постоянно говорила ей, что любит ее, и Эмили верила ей.
Мама приняла много таблеток и выпила виски из одной из бутылок Джорджа. Она бросила курить в прошлом году, потому что Эмили попросила ее об этом, так как в школе сказали, что курение может убить. В то время Эмили не хотела, чтобы мама умерла, но теперь это не казалось ей чем-то плохим. Это было действительно весело. Как бы то ни было, мама снова курила. Она курила одну сигарету за другой, а когда звонил телефон, иногда вскрикивала. Она отвечала, но голос у нее всегда был очень смешной. Однажды Эмили подняла трубку, но мама вовремя остановила ее.
Тем не менее, оставались забавные игры.
Мама сказала Эмили, что если кто-то подойдет к двери, она должна спрятаться в подвале. Эмили никогда не любила этот подвал. Особенно старый угольный бункер с грязным полом, сырым запахом и каменными стенами, затянутыми паутиной. Но новой Эмили это очень понравилось. Она много времени проводила в угольном бункере. Дверь была большая и тяжелая, и она скрипела, когда ее открывали. Прямо как в склепе. Эмили любила играть там, внизу. Ей нравилось притворяться, что это ее могила. Она лежала на грязном полу и скрещивала руки на груди, как мертвецы в телевизоре. Она вырыла себе могилу и иногда ложилась в нее. Она забрала туда своих старых кукол и тоже похоронила их.
Это было очень весело.
В первые дни люди приходили и уходили. Похороны Эмили состоялись десять дней назад, но люди все равно приходили. Они все еще приносили тарелки с ветчиной и пирогами. Так много, что мама начала выбрасывать их. Она редко ела, да и то только тогда, когда у нее кружилась голова и она не могла встать. Она сказала Эмили, что у нее нет аппетита.
Иногда Эмили пряталась в своей могиле в подвале - место, куда мама не ходила, и это было хорошо, потому что Эмили похоронила там некоторые части Джорджа, которые становились зелеными и вкусно пахли - или иногда в свободной комнате наверху, когда люди приходили навестить ее. Потом она смотрела, как они уходят через раздвинутые занавески. Мама говорила ей, чтобы она этого не делала, но Эмили это нравилось. Однажды, когда тетя Дорис навестила их, Эмили смотрела ей вслед сквозь занавески, а Дорис подняла голову и увидела ее. По крайней мере, так думала Эмили. Дорис бросила быстрый взгляд, побежала к своей машине и не вернулась.
Но Эмили не сказала об этом матери.
И она не рассказала ей о детях, живущих по соседству. Ей тоже нравилось смотреть на них сквозь занавески. Мама не разрешала ей выходить и играть с ними. Она сказала, что Эмили заболела. Может быть, в другой раз. Но мама лгала, и Эмили это знала. Поэтому она просто наблюдала за детьми. Она знала их всех, часто играла с ними. Иногда Мисси Джонсон, старая лучшая подруга Эмили, проезжала мимо дома на велосипеде и смотрела на него снизу вверх. Пару раз она останавливалась и просто смотрела. Затем она быстро уезжала. Эмили знала, что Мисси плачет. Мисси было грустно, потому что Эмили умерла. Эмили подумала, что это смешно.
Но Эмили уже надоело сидеть дома. Она хотела выйти на улицу. Она хотела увидеть своих друзей и рассказать им все секреты, которые знала. Им бы это понравилось.
Но мама заставила ее остаться дома, и она играла одна, прислушиваясь к прохожим. Почтальон и соседи, ее друзья катаются на велосипедах, катаются на роликах, скачут вприпрыжку и поют песни. Ей хотелось прыгать и петь вместе с ними. Иногда до неё доносился детский плач. Это был новорожденный ребенок миссис Ли, родившийся всего за пару недель до похорон Эмили. Эмили нравилось слушать, как он плачет. Она всегда любила детей. Они все еще нравились ей... но по другим причинам.
Ей хотелось иметь собственного ребенка.
Толстый, визжащий, розовый малыш, с которым можно играть. Может быть, однажды вечером Эмили пойдет туда и поиграет с ним.

***



Почти через две недели после того, как Эмили вышла из могилы, дом был полон мух. Их привлекал особый запах Эмили, и, несмотря на все обтирания губкой и надушивание, которые делала мама, этот запах оставался. В конце концов, когда часть кожи Эмили сошла в ванне, мама перестала это делать. Она просто привыкла к мухам. Эмили не обращала на них внимания. Они покрывали ее, как одеялом, постоянно жужжа и покусывая. Иногда, когда она открывала рот, оттуда вылетали мухи. Под кожей Эмили тоже что-то копошилось. Паразиты были слишком глубоко, чтобы она могла добраться до них, но некоторые были близко к коже, и она могла выковырять их ногтями. Сбоку на шее Эмили было большое распухшее пятно, и когда она почесала его, оттуда выползли десятки жирных белых червей. Эмили держала их в банке, но они умерли.
Мать много времени проводила вне дома.
Обычно, когда она возвращалась, она была пьяна. Она сказала, что беспокоится о Джордже, потому что люди начинают задавать вопросы о нем, и если они не прекратят, могут возникнуть неприятности.
Но Эмили это не волновало.
Теперь от Джорджа почти ничего не осталось. Только какие-то кости и объедки, и Эмили снова проголодалась.
Когда мамы не было дома, Эмили иногда одевалась и смотрела на себя в зеркало. Боа из перьев и диадемы, свадебные платья и длинные вечерние пальто, которые не очень хорошо сидели. Эмили была уже не просто белой, а серой. На щеках и вокруг шеи у нее росли клочья моха. Он ужасно чесался. Иногда, когда она расчесывала волосы, из них выбивались пряди. На голове у нее было полно белых извивающихся тварей.
Однажды днем, когда Эмили была одна, в дверь постучали.
Она спряталась наверху. Кто бы это ни был, он просто не уйдет. Наконец они открыли дверь и вошли. Это была тетя Дорис.
- Лиз? Лиз, ты здесь? - крикнула она.
Она ждала ответа, но его не последовало. Но она не ушла. Она просто ходила вокруг, и Эмили слышала, как она говорит о запахе в доме, мухах и беспорядке.
Эмили спряталась наверху лестницы, наблюдая за ней.
Но тетя Дорис, должно быть, услышала ее, потому что обернулась и сказала:
- Лиз, это ты? - oпять никакого ответа. Эмили хихикнула, хотя и не собиралась этого делать. Дорис просто стояла там. - Там кто-то есть? Кто там наверху?
Эмили убежала прятаться.
Дорис поднялась по ступенькам, и Эмили почувствовала исходящий от нее запах страха. Ей нравился этот запах. От него ей захотелось есть. Это было похоже на хорошие запахи, исходящие из кухни, когда в старые времена готовили ужин. Эмили вспомнила, что никогда по-настоящему не любила тетю Дорис. Она всегда щипала Эмили за щеки и целовала ее, и ее дыхание всегда пахло чесноком, и ее духи были просто ужасны. Они не выветривались из дома несколько часов. Мама иногда называла тетю Дорис "нехорошей любопытной Нелли". Эмили это казалось забавным.
Но теперь она все поняла.
Тетя Дорис была слишком любопытна. Ей нечего было здесь делать, но она все равно пришла. Поэтому Эмили ждала ее в стенном шкафу в прихожей. Она старалась не хихикать, но это было нелегко. Тетя Дорис ходила взад и вперед, заглядывая в комнаты. Эмили все еще чувствовала исходящий от нее запах страха. Это был густой, кисло-желтый запах, о котором Дорис даже не подозревала. Она ходила вокруг, бормоча что-то себе под нос. Эмили спряталась в темноте. Это было похоже на игру в прятки. Интересно, любит ли тетя Дорис играть в прятки? Улыбаясь, Эмили постучала пальцами по внутренней стороне дверцы шкафа.
И это привлекло внимание тети Дорис.
Она стояла за дверью:
- Там кто-то ... кто-то есть?
Эмили хихикнула.
Тетя Дорис открыла дверь. Она открыла ее очень медленно, тяжело дыша, а потом распахнула до конца.
- Это ты, - сказала ей Эмили.
Тетя Дорис вскрикнула и упала, схватившись за грудь и корчась на полу. Эмили слышала, как бьется ее сердце, но оно подпрыгивало, то ускоряясь, то замедляясь. И она, конечно, продолжала кричать.
Поэтому Эмили прыгнула на нее сверху и била головой об пол, пока та не перестала двигаться. Потом она потащила ее в подвал и закопала в угольном бункере.
Мама никогда ничего не узнает.

***



В ту ночь, когда Эмили лишила сознания тетю Дорис, а потом разорвала ей горло в подвале, мать начала вести себя очень странно. Более странно, чем обычно, потому что мама всегда была очень странной. Мама очень много работала, чтобы содержать дом в чистоте. Она скребла, стирала и натирала воском, готовила большие обеды, такие как ростбиф и бифштекс, но в эти дни она никогда не готовила и не убирала. Она любила пить виски, курить сигареты и принимать таблетки. Она была очень худая и дрожащая, иногда плакала, а иногда прижимала ко рту подушку и кричала в нее. Но в тот вечер, вернувшись домой, она начала расспрашивать о тете Дорис.
- Эмили... она приходила сегодня?
Эмили только улыбнулась.
- Может, и так, но я спряталась, как ты и говорила.
- Ты... ты не причинила ей вреда?
Эмили покачала головой.
- Я никогда никого не обижала. Но иногда я заставляю их замолчать.
- О, Эмили... неужели?
- Я сделала что-то не так, мама?
Но мать не могла задать этот вопрос. Ей нужно было выпить, покурить и немного поговорить с собой. Ей нравилось это делать. Иногда она часами лежала на полу, что-то бормоча и глядя в никуда. В такие моменты Эмили спускалась в подвал перекусить. Она выкопает всех своих кукол, и они устроят маленькое чаепитие. Эмили тоже притворялась, что они едят.
Эмили подождала, пока мама отключится, а потом пошла и села в своей комнате. Она слышала, как по соседству плачет ребенок Ли. Ему, конечно, очень нравилось плакать. Когда стемнело, Эмили вышла из окна и направилась к дому Ли. Она увидела через окно, что мистер и миссис Ли смотрят телевизор. Это были очень милые люди. У ребенка была комната в задней части дома. Эмили стояла у окна. Все было сделано в синем цвете, так что она знала, что это мальчик.
- Привет, малыш, - сказала она через оконную сетку.
Но ребенок спал, и Эмили знала, что малышам нужно много спать. Она осторожно отодвинула ширму и вошла внутрь. Она была очень тихой. Она не хотела беспокоить мистера и миссис Ли. Ребенок спал в маленьком голубом комбинезончике и подгузнике. У него в кроватке лежал плюшевый мишка и вертелся мобильный Винни-Пух.
- Привет, детка, - сказала Эмили.
Она подняла его, и он начал извиваться. Она прижала малыша к себе, и он заерзал еще сильнее. Он начал плакать. Сколько бы Эмили ни ворковала ему и ни напевала песенки вполголоса, малыш не переставал вырываться и плакать. Это было нехорошо. Если мистер и миссис Ли придут, они не позволят ей играть с ребенком. Они заберут его у нее, а она этого не хотела. Малыш был таким мягким, теплым и пухленьким. Эмили хотелось поцеловать его, прикоснуться к нему и высосать воздух из его маленького рта.
- Прекрати, малыш, - сказала ему Эмили. - Перестань шуметь.
Но малыш не хотел, поэтому Эмили заставила его замолчать. Его маленькая толстая шея сломалась под лаской ее серых, шелушащихся рук. Держа ребенка за ноги, она выскользнула в окно. Задолго до того, как мистер и миссис Ли вошли в детскую и начались крики и суматоха, Эмили положила ребенка в угольный бункер. Она показала его тете Дорис.
А потом она начала играть с ним.

***



На следующее утро мама ушла, а телефон все звонил и звонил, пока Эмили играла в переодевание. Мама не хотела, чтобы Эмили подходила к телефону, но он все звонил и звонил, и Эмили больше не могла этого выносить. Ее слух был очень острым с тех пор, как она покинула могилу. Сейчас ей нравилось, чтобы все было тихо. Она любила холод, сырость и тишину. Но телефон продолжал звонить.
Наконец она подняла трубку.
Голос на другом конце провода сказал :
- Лиз? Лиз? Лиз, это ты?
Это был голос, который Эмили уже давно не слышала. Очень милый, терпеливый голос принадлежал бабушке Риз, матери мамы. Эмили всегда нравилась бабушка, когда та приезжала в город, а это случалось всего несколько раз в год. Обычно на Рождество, а иногда и летом. Она всегда приносила Эмили подарки.
Эмили нравилось слышать ее голос, но эта пустота внутри не позволяла ей чувствовать себя счастливой или грустной, только холодное безразличие.
- Лиз? Лиз, это ты?
- Привет, бабушка, - сказала Эмили.
А на другом конце провода послышалось хриплое дыхание и поднялась страшная суматоха: трубку уронили, и бабушка завыла высоким, нервирующим голосом.
Эмили повесила трубку.
Ей не нравились такие звуки.
После этого Эмили вернулась к игре в переодевание. Она надела белое сверкающее кружевное платье, очень похожее на погребальное. На ней была широкополая соломенная шляпа с большим цветком, как это иногда делают богатые дамы на дерби в Кентукки. Жемчуг, браслеты и длинные белые перчатки. Глядя в зеркало, она подумала, что выглядит очень мило, хотя вся распухла и почернела, под кожей ползали черви, а лицо покрывали мухи. Накануне у нее выпал левый глаз, и она никак не могла его найти. Теперь со щеки свисал большой лоскут кожи, и под ним виднелся череп. Когда она улыбнулась, ее улыбка была сплошь желтыми зубами и серыми деснами, а губы сморщились.
Была суббота, а по субботам после обеда Эмили и Мисси Джонсон обычно играли на пустыре напротив. Со всех сторон росли деревья, и это было похоже на их собственное королевство. Они любили играть в очень драматические игры, как и все маленькие девочки. Обычно они притворялись сестрами, а их родители погибли в авиакатастрофе, и они прятались от плохих людей, которые хотели их убить. Или они притворялись, что один из них умирает от неизлечимой болезни, а другой-врач или медсестра, пытающийся спасти первого. Но в конце концов больной всегда умирал. И это было забавно, потому что теперь один из них действительно умер.
В окно Эмили увидела Мисси, которая ехала на велосипеде по аллее. С собой у нее был пластиковый чемоданчик с Барби. Вы открывали его, а там был маленький салон с зеркалами и гардеробом, множеством маленьких платьев и туфель. Она направлялась на пустырь.
Мама предупредила Эмили, что она никогда не должна выходить из дома, но так как она была полностью одета, она решила, что все будет в порядке. Она вышла на задний двор, и тут же в переулке завыла гончая мистера Миллера. Эмили направилась к пустырю, ее высокие каблуки стучали по бетону. Там она увидела Мисси. Мисси стояла к ней спиной. Она открыла свой чемоданчик с Барби и пела, одевая Шкипера и Стейси.
Эмили, как всегда, подошла к ней сзади.
- Бу, - сказала она.
Мисси повернулась и закричала так, как Эмили никогда раньше не слышала. Она отползла на четвереньках и побежала, крича все это время. Эмили окликнула ее, но она не остановилась.
Эмили вернулась домой.
По дороге ехал мистер Миллер, и она помахала ему рукой. Он просто продолжал смотреть... смотреть так пристально, что проехал на своей машине прямо через забор.

***



После этого в округе стало оживленно.
По улице ездили машины, и многие из них были полицейскими. У дома вместе с мистером Миллером собралось много народу. Мама и папа Мисси тоже были там. К тому времени, как мама вернулась домой, повсюду были люди и много полицейских в форме. Они пытались остановить мать, но она убежала от них и вошла внутрь.
- Что же ты наделала? - сказала она Эмили.
- Я вышла на улицу, - сказала Эмили.
Мать заперла двери, как только в них начали ломиться. Когда наступила ночь, раздалось много криков и воплей.
- Нам надо выбираться отсюда, - сказала мама. - Мы должны уехать в безопасное место.
- Кладбище, - сказала Эмили.
- Да, именно туда мы и поедем.
Но потом в дверь снова стали колотить, и что-то начало таранить ее, пока она не слетела с петель. Потом ворвалась полиция, и мать бросилась прямо на них, крича и отбиваясь.
- Беги, Эмили! - крикнула она. - Беги!
Так Эмили и сделала.
Она выбежала через черный ход и почти добежала до пустыря, когда услышала лай больших собак. По окрестностям с фонарями носились люди. Эмили вышла на пустырь и спряталась в траве. Она откопала ребенка миссис Ли, спрятав его в грязи под большим камнем, и стряхнула с него ползучих тварей. Потом пришли мужчины и направили на нее фонарики, ослепив ее.
- Боже милостивый, - сказал один из полицейских.
Эмили покачала безголовым младенцем и зашипела, обнажив длинные зубы.
Собаки, которые были с ними, выли, лаяли и огрызались на своих хозяев. Мужчины отпустили их. Собаки набросились прямо на Эмили, вонзая в нее зубы, разрывая ее нарядную одежду и кусая свободные куски плоти и хрустящие кости. Многие закричали, но не подошли ближе. Собаки жевали, рвали и рвали Эмили, отрывая ее конечности, которые брыкались и царапались в траве, ища пальцами, за что бы ухватиться. Собаки не останавливались. Они были взбешены.
Эмили продолжала кричать, пока не осталось ничего, чем можно было бы кричать.
Потом наступила тишина, слышалось только рычание собак и шепот людей.
Итак, через пятнадцать дней после того, как Эмили вышла из могилы, то, что от нее осталось, было снова закопано туда.


Похожие материалы


Комментарии


Нет комментариев
avatar

Проверка тиц
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1